• КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
  • +7 (347) 272-71-42 Дежурный прокурор
    • +7 (347) 272-71-42Дежурный прокурор
    • +7 (347) 276-35-78Пресс-служба
    • +7 (347) 273-62-21 , +7 (347) 272-82-02 , +7 (347) 272-64-65Канцелярия

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ №2- 2019 судебной практики рассмотрения уголовных дел апелляционной инстанцией Верховного суда Республики Башкортостан

Незаконное прекращение уголовного дела.

Постановлением Абзелиловского районного суда уголовное дело по обвинению А. в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.222.1, ч.1 ст.223 УК РФ, прекращено на основании ст.25.1 УПК РФ с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в размере 8 000 рублей.

А. обвинялся в незаконном приобретении взрывчатых веществ (пороха) и в незаконном изготовлении боеприпасов (патронов) к гладкоствольному охотничьему огнестрельному оружию в количестве 7 штук.

По смыслу ч.1 ст.25.1 УПК РФ суд по собственной инициативе в случаях, предусмотренных ст.76.2 УК РФ, вправе прекратить уголовное дело или уголовное преследование в отношении лица, обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, если это лицо возместило ущерб или иным образом загладило причиненный преступлением вред, и назначить данному лицу меру уголовно-правового характера в виде судебного штрафа.

Решение о прекращении уголовного дела суд мотивировал тем, что А. возместил ущерб путем сдачи в правоохранительные органы пороха и 7 патронов.

Между тем, данные предметы были изъяты сотрудниками полиции при производстве осмотра места происшествия и признаны вещественными доказательствами по делу, в силу чего, они не могли быть учтены в качестве возмещения ущерба.

При таких обстоятельствах, решение суда о прекращении уголовного дела нельзя признать законным и отвечающим требованиям ст.25.1 УПК РФ и п.2.1 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 27.06.2013 №19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности».

В этой связи апелляционным постановлением Верховного суда Республики Башкортостан постановление в отношении А. отменено, уголовное дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.

 

Неправильное применение уголовного закона допущено при квалификации действий осужденного.

Приговором Белорецкого межрайонного суда Г. осужден по п.«б» ч.2 ст.158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года.

Г. признан виновным в том, что он, из корыстных побуждений, в целях тайного хищения чужого имущества, незаконно проник на территорию производственной базы, где из-под навеса похитил лесоматериалы, принадлежащие П.

По смыслу п.«б» ч.2 ст.158 УК РФ под проникновением в помещение или иное хранилище понимается тайное вторжение в целях завладения имуществом.

Как следует из материалов уголовного, осужденный являлся работником П. и имел свободный доступ, как на территорию данного объекта, так и к находившемуся там имуществу.

Таким образом, изложенное свидетельствует о том, что в действиях осужденного отсутствует квалифицирующий признак «с незаконным проникновением в иное хранилище».

В этой связи апелляционным постановлением Верховного суда Республики Башкортостан приговор в отношении Г. изменен: действия осужденного с п.«б» ч.2 ст.158 УК РФ переквалифицированы на ч.1 ст.158 УК РФ с назначением наказания в виде лишения свободы на срок 6 месяцев условно с испытательным сроком 6 месяцев.

 

Расхождение позиции осужденного и его адвоката относительно избранной линии им защиты признано нарушением права на защиту и основанием для отмены приговора.

Приговором Бирского межрайонного суда К. осужден по п.«б» ч.4 ст.132 (4 эпизода), ч.3 ст.69 УК РФ к 15 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы 2 года.

В соответствии со ст. 49 УПК РФ защитник - это лицо, осуществляющее в установленном уголовно-процессуальном законом порядке защиту прав и интересов подозреваемых, обвиняемых, осужденных, и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу.

Согласно п.3 ч.4 ст.6 Федерального  закона от 31.05.2002 №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат не вправе занимать по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя.

Как следует из протокола судебного заседания, осужденный вину в предъявленном обвинении не признал.

При этом адвокат, выступая в прениях в защиту интересов К., предложил переквалифицировать его действия как одно продолжаемое преступление, предусмотренное ст.135 УК РФ.

Таким образом, позиция защитника полностью противоречила интересам и обозначенной позиции осужденного, что является прямым нарушением права на защиту.

С учетом изложенного, апелляционным определением Верховного суда Республики Башкортостан приговор в отношении К. отменен, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе.

 

Несоблюдение требований главы 14 УК РФ повлекло необоснованное назначение несовершеннолетнему наказания в виде лишения свободы.

Приговором Советского районного суда г.Уфы несовершеннолетний З. осужден по п.«а, б» ч.2 ст.158 УК РФ (3 эпизода) к 10 месяцам лишения свободы за каждое из преступлений. На основании ч.2 ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно определено 1 год лишения свободы. На основании ч.2 ст.90 УК РФ от назначенного наказания З. освобожден с применением к нему принудительной меры воспитательного воздействия в виде помещения в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа до достижения восемнадцатилетнего возраста.

Согласно ч.6 ст. 88 УК РФ наказание в виде лишения свободы не может быть назначено несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте до 16 лет преступление небольшой или средней тяжести впервые.

Как следует из материалов уголовного дела, на момент совершения краж, которые в силу ч.3 ст.15 УК РФ относятся к категории преступлений средней тяжести, осужденный являлся лицом, не достигшим 16-летного возраста.

Таким образом, назначение несовершеннолетнему З. наказания в виде лишения свободы является незаконным.

Кроме этого, в силу ч.2 ст.89 УК РФ несовершеннолетний возраст как смягчающее обстоятельство учитывается в совокупности с другими смягчающими и отягчающими обстоятельствами.

Вопреки требованиям указанной нормы уголовного закона, суд не признал несовершеннолетний возраст З. обстоятельством, смягчающим наказание.

С учетом изложенных обстоятельств, апелляционным определением Верховного суда Республики Башкортостан приговор в отношении З. изменен: смягчающим наказание обстоятельством признан несовершеннолетний возраст; за каждое из преступлений назначено наказание в виде 6 месяцев исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства; на основании ч.2 ст.69 УК РФ окончательно к 10 месяцам исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства; на основании ч.1 ст.92 УК РФ освобожден от назначенного наказания с применением к нему принудительных мер воспитательного воздействия в виде ограничения досуга с установлением ограничений.

 

Орудие преступления подлежит конфискации в пользу государства.

Приговором Чишминского районного суда Н. осужден по ч.3 ст.30 - ч.4 ст.159 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года. Этим же приговором решена судьба вещественного доказательства - ноутбука «LENOUO», который возвращен по принадлежности осужденному.

Н. признан виновным в покушении на хищение чужого имущества путем обмана, группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере.

В соответствии с п.«г» ч.1 ст.104 УК РФ конфискации подлежат орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, принадлежащие обвиняемому. Процессуальным основанием являются положения п.1 ч.3 ст.81 УПК РФ, на основании которого решается вопрос об их конфискации.

По смыслу закона под орудиями преступления понимаются предметы, непосредственно использованные в процессе совершения преступления в целях достижения преступного результата, при условии, что их использование имело непосредственное отношение к действиям, образующим объективную сторону состава преступления.

Как следует из приговора, Н. для совершения преступления использовался принадлежащий ему ноутбук, который по делу признан вещественным доказательством.

Таким образом, ноутбук, признанный судом в качестве средства совершения преступления, подлежал конфискации в доход государства.

При таких обстоятельствах апелляционным определением Верховного суда Республики Башкортостан приговор в отношении Н. изменен: вещественное доказательство по делу - ноутбук «LENOUO» конфискован в доход государства.

 

Нарушение порядка и условий рассмотрения уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства повлекло отмену приговора.

Приговором Бирского межрайонного суда Ш. осужден по п.«б» ч.2 ст.158, п.п.«б, в» ч.2 ст.158, ч.2 ст.69, ч.5 ст.69 УК РФ к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Ш. признан виновным в тайном хищении имущества А., совершенном с незаконным проникновением в иное хранилище, а также в краже, совершенной с незаконным проникновением в иное хранилище, с причинением значительного ущерба потерпевшей К.

Приговор постановлен в особом порядке судебного разбирательства.

В соответствии с ч.7 ст.316 УПК РФ судья, рассматривая уголовное дело в особом порядке, постановляет обвинительный приговор в том случае, если придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу.

По смыслу п.22 ст.5, п.п. 4, 5 ч.2 ст.171 и ч.1 ст.220 УПК РФ применительно к особому порядку судебного разбирательства под обвинением, с которым соглашается обвиняемый, заявляя ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке, следует понимать фактические обстоятельства содеянного обвиняемым, форму вины, мотивы совершения деяния, юридическую оценку содеянного, а также характер и размер вреда, причиненного деянием обвиняемого (п.5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.12.2006 №60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел»).

Данное положение закона в его взаимосвязи с положениями ч.3 ст.7, ст.11 УПК РФ предопределяют не только право, но и обязанность суда в рамках производства, согласно главе 40 УПК РФ, убедиться в том, что предъявленное лицу обвинение обоснованно и подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу, которые отвечают требованиям ст.74 УПК РФ, и одновременно не содержат процессуальных изъянов, перечисленных в ст.75 УПК РФ.

При выявлении обстоятельств, вызывающих разумные сомнения в обоснованности обвинения - полностью либо в его части - суд обязан решить вопрос о рассмотрении дела в общем порядке для устранения возникших сомнений независимо от того, что подсудимый с данным обвинением согласился (ч. 6 ст. 316 УПК РФ, абзац 3 п.17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2016 №55 «О судебном приговоре»).

Как следует из материалов уголовного дела, Ш. по эпизоду хищения имущества А. указывал на наличие у него алиби, которые заслуживают внимания и проверки.

Таким образом, с учетом отношения Ш. к предъявленному ему обвинению, решение суда о рассмотрении уголовного дела без исследования и проверки доказательств в особом порядке судебного разбирательства является незаконным.

В этой связи апелляционным постановлением Верховного суда Республики Башкортостан приговор в отношении Ш. отменен, уголовное дело направлено на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе суда со стадии назначения дела к слушанию.

 

Вопреки требованиям ст.115 УПК РФ суд разрешил наложение ареста на имущество неподлежащего конфискации.

Постановлением Стерлитамакского городского суда ходатайство следователя СУ УМВД России по г.Стерлитамак о наложении ареста на имущество П., обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.159 УК РФ, удовлетворено, разрешено наложить арест на жилое помещение - квартиру, расположенную по адресу: г.Стерлитамак, ул.Ленина, 1-1.

В соответствии с ч.1 ст.115 УПК РФ для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества, указанного в ч.1 ст.104.1 УК РФ, следователь, с согласия руководителя следственного органа возбуждает перед судом ходатайство о наложении ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия.

Согласно ч.4 ст.115 УПК РФ арест не может быть наложен на имущество, на которое в соответствии с ГПК РФ не может быть обращено взыскание.

Пунктом 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 01.06.2017 №19 «О практике рассмотрения судами ходатайств о производстве следственных действий, связанных с ограничением конституционных прав граждан (статья 165 УПК РФ)» разъяснено о том, что рассматривая ходатайство о наложении ареста на имущество для обеспечения исполнения приговора в части возможной конфискации имущества, суд обязан убедиться о том, что на указанное в ходатайстве имущество, может быть обращено взыскание по исполнительным документам, с учетом положений статьи 446 ГПК РФ.

Согласно ч.1 ст.446 ГПК РФ взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на следующее имущество, принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности: жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным, пригодным для постоянного проживания помещением.

Как установлено, П. принадлежит и зарегистрирован на праве собственности один объект недвижимого имущества - квартира, расположенная по адресу: г.Стерлитамак, ул.Ленина, 1-1, которая для нее является единственным пригодным для постоянного проживания помещением.

Таким образом, решение суда о разрешении наложении ареста на единственное жилище П. является незаконным.

В этой связи апелляционным постановлением Верховного суда Республики Башкортостан постановление городского суда отменено, в удовлетворении ходатайства следователя отказано.

версия для печати