• КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
  • +7 (347) 272-71-42 Дежурный прокурор
    • +7 (347) 272-71-42Дежурный прокурор
    • +7 (347) 276-35-78Пресс-служба
    • +7 (347) 273-62-21 , +7 (347) 272-82-02 , +7 (347) 272-64-65Канцелярия

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ №1- 2020 судебной практики рассмотрения уголовных дел апелляционной инстанцией Верховного суда Республики Башкортостан

Неправильное применение уголовного закона повлекло назначение несправедливого, вследствие его чрезмерной мягкости, уголовного наказания.

Приговором Иглинского межрайонного суда М. осужден по п.«а» ч.3 ст.158 УК РФ к 1 году 10 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

М. признан виновным в краже чужого имущества на общую сумму 36 807 рублей, совершенной группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба, с незаконным проникновением в жилище.

Приговор обжалован государственным обвинителем по мотивам нарушения судом требований уголовного закона, повлекших назначение осужденному чрезмерно мягкого наказания, а также осужденным об исключении квалифицирующего признака «с незаконным проникновением в жилище», так как, по его мнению, кража совершена им из чердака дома, а не из жилища.

В соответствии с п.18 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 №29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» при квалификации действий лица, совершившего кражу, по признаку «незаконное проникновение в жилище» судам следует руководствоваться примечанием к статье 139 УК РФ, в котором разъясняется понятие «жилище».

Пунктом 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2018 №46 «О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина (статьи 137, 138, 138.1, 139, 144.1, 145, 145.1 УК РФ)» разъяснено о том, что уголовную ответственность по статье 139 УК РФ влечет незаконное проникновение в индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями (например, верандой, чердаком, встроенным гаражом).

Таким образом, с учетом вышеизложенных разъяснений, квалификация действий М. и его осуждение по признаку «с незаконным проникновением в жилище» является обоснованной.

В силу ч.2 ст.68 УК РФ срок наказания при любом виде рецидива преступлений не может быть менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, но в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ.

Назначение менее строгого как предусмотренного, так и не предусмотренного санкцией соответствующей статьи Особенной части УК РФ вида наказания допускается лишь при наличии исключительных обстоятельств, указанных в статье 64 УК РФ, либо на основании ч.3 ст.68 УК РФ (п.47 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2015 №58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания»).

Как следует из приговора, суд, рассматривая вопрос о наказании, пришел к выводу об отсутствии оснований для применения положений ч.3 ст.68 УК РФ, и назначил М. наказание по правилам рецидива.

Вместе с тем размер назначенного М. наказания не отвечает требованиям ч.2 ст.68 УК РФ, поскольку санкцией ч.3 ст.158 УК РФ наиболее строгим видом наказания предусмотрено лишение свободы сроком до 6 лет, одна третья часть которого составляет 2 года.

С учетом изложенных обстоятельств апелляционным определением Верховного суда Республики Башкортостан приговор в отношении М. изменен по доводам апелляционного представления: с учетом требований ч.2 ст.68 УК РФ наказание усилено до 2 лет 1 месяца лишения свободы. В остальной части приговор оставлен без изменения, а апелляционная жалоба осужденного - без удовлетворения.

 

Превышение пределов полномочий при рассмотрении жалобы в порядке ст.125 УПК РФ.

Постановлением Давлекановского районного суда удовлетворена жалоба адвоката Г., поданная в порядке ст.125 УПК РФ в защиту интересов А.; признаны незаконными действия следователя, выразившиеся в нарушении права на защиту при производстве 05.06.2019 допроса А. в качестве подозреваемого с участием защитника – адвоката по назначению, при наличии заключенного с Г. соглашения на оказание юридических услуг.

В соответствии со ст.125 УПК РФ предметом обжалования в суде могут быть постановления дознавателя и следователя об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.

По смыслу закона при проверке законности действий следователя, руководителя следственного органа судья не должен предрешать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по существу уголовного дела. В частности, судья не вправе делать выводы о фактических обстоятельствах дела, об оценке доказательств и квалификации деяния.

Не подлежат обжалованию в порядке ст.125 УПК РФ действия (бездействие) и решения, проверка законности и обоснованности которых относится к исключительной компетенции суда, рассматривающего уголовное дело по существу (пункты 1 и 3.1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 №1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке ст.125 УПК РФ»).

Как следует из существа жалобы, адвокат Г. в обосновании своих доводов указал, что его подзащитный А. под давлением со стороны сотрудников следственного комитета был вынужден написать заявление об отказе от помощи адвоката по соглашению, после чего допрошен в качестве подозреваемого с участием назначенного адвоката, и в ходе которого оговорил себя.

Таким образом, поскольку в жалобе фактически ставился вопрос об оценке доказательства, который впоследствии может стать предметом судебного разбирательства по существу уголовного дела, она не могла быть рассмотрена по правилам, установленным ст.125 УПК РФ.

В этой связи апелляционным постановлением Верховного суда Республики Башкортостан постановление районного суда, которым удовлетворена жалоба адвоката Г., отменено с прекращением производства по ней, чем удовлетворено апелляционное представление прокурора.

 

Необоснованное прекращение уголовного дела.

Постановлением Белорецкого межрайонного суда уголовное дело в отношении Б. и Г., обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.191.1 УК РФ, прекращено на основании ст.25.1 УПК РФ. В соответствии со ст.76.2 УК РФ они освобождены от уголовной ответственности с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в размере 10 000 рублей каждому.

Б. и Г. обвинялись в совершении перевозки в целях сбыта и сбыта заведомо незаконно заготовленной древесины, совершенные в крупном размере, группой лиц по предварительному сговору.

В силу ст.7 УПК РФ постановления судьи должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

Согласно ст.76.2 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено судом от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа в случае, если оно возместило ущерб или иным образом загладило причиненный преступлением вред.

Таким образом, обязательным условием для применения положений ст.76.2 УК РФ является возмещение ущерба либо совершение действий, направленных на заглаживание причиненного вреда иным образом, которые будут свидетельствовать о снижении степени общественной опасности преступления либо нейтрализации его вредных последствий.

Как следует из постановления, свое решение суд мотивировал лишь сведениями, характеризующими личность каждого из обвиняемых, отсутствием судимостей, наличием на иждивении малолетних детей, активным способствованием раскрытию и расследованию преступления.

Вопрос о возмещении ущерба, причиненного незаконной рубкой и сбытом заведомо незаконно заготовленной древесины в размере 110 589 рублей судом не разрешен, в материалах уголовного дела сведений о возмещении ущерба не имеется.

При таких обстоятельствах апелляционным постановлением Верховного суда Республики Башкортостан постановление в отношении Б. и Г. отменено, в удовлетворении ходатайства следователя о прекращении уголовного дела с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа отказано, материалы уголовного дела возвращены руководителю следственного органа.

Нарушение права потерпевшего на возмещение ущерба, причиненного преступлением.

Приговором Баймакского районного суда Х. осужден по ч.4 ст.160 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года.

Х. признан в присвоении денежных средств в размере 1 114 419 рублей, причинив потерпевшей значительный материальный ущерб в особо крупном размере.

Согласно ст.297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым. Приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

Как следует из приговора, действия осужденного суд квалифицировал по признаку причинения потерпевшему значительного материального ущерба в особо крупном размере.

Однако «значительность» и «особо крупный размер» являются самостоятельными квалифицирующими признаками, которые зависят от размера причиненного потерпевшему ущерба.

В соответствии с п.4 примечания к ст.158 УК РФ особо крупным размером для целей ч.4 ст.160 УК РФ признается стоимость имущества, превышающая один миллион рублей.

Таким образом, поскольку размер причиненного потерпевшему ущерба превысил один миллион рублей, действия Х. подлежали квалификации исключительно по признаку причинения ущерба «в особо крупном размере».

В соответствии со ст.1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, его причинившим.

Согласно приговору, суд оставил гражданский иск потерпевшей без рассмотрения со ссылкой на необходимость проведения дополнительных расчетов.

Между тем размер ущерба является одним из признаков, характеризующих объективную сторону состава преступления, предусмотренного ст.160 УК РФ, и он входит в предмет доказывания.

Судом установлено, что потерпевшему причинен ущерб в размере 1 114 419 рублей, который определен заключением специалиста на основании документов, имеющихся в материалах уголовного дела.

Следовательно, решение суда об оставлении гражданского иска без рассмотрения является незаконным, поскольку сумма ущерба определена и дополнительных расчетов не требуется.

С учетом вышеизложенных обстоятельств апелляционным определением Верховного суда Республики Башкортостан приговор в отношении Х. изменен по доводам апелляционного представления государственного обвинителя: исключен квалифицирующий признак «причинение значительного ущерба»; исковые требования потерпевшей удовлетворены, взыскано с осужденного в счет возмещения материального ущерба 1 114 419 рублей. В остальной части приговор оставлен без изменения.

 

Обратная сила уголовного закона.

Постановлением Стерлитамакского городского суда уголовное дело в отношении Н, обвиняемого по ч.1 ст.199 УК РФ, прекращено на основании ст.78 УК РФ, то есть за истечением сро­ков давности привлечения к уголовной ответственности.

Н. обвинялся в уклонении от уплаты налогов, подлежащих уплате организацией с 01.01.2014 по 31.12.2016, путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведе­ний, совершенном в крупном размере на сумму 7 608 574 рублей.

Согласно ч.1 ст.10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость.

Федеральным законом от 01.01.2020 № 73-ФЗ, вступившим в законную силу 12.04.2020, в ст.199 УК РФ внесены изменения: круп­ным размером в настоящей статье признается сумма налогов, сборов, страховых взносов, превышающая за период в пределах трех финансовых лет подряд пятна­дцать миллионов рублей.

Таким образом, на момент апелляционного рассмотрения дела деяние, в совершении которого обвиняется Н., декри­минализировано.

В этой связи апелляционным постановлением Верховного суда Республики Башкортостан от 27.04.2020 постановление в отношении Н. изменено, указано о прекращении уголовного дела на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ, то есть за отсут­ствием в его действиях состава преступления.

При этом в апелляционном постановлении Верховного суда республики указано, что в соответствии с постановлением Конституционного Суда РФ от 19.11.2013 №24-П «По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 10 Уголовного кодекса Российской Федерации, части второй статьи 24, части второй статьи 27, части четвертой статьи 133 и статьи 212 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан С.А. Боровкова и Н.И. Морозова» решение о прекращении уголовного дела в случае, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость со­ответствующего деяния были устранены новым уголовным законом, констати­рует, с одной стороны, наличие самого деяния, содержавшего признаки преступ­ления, а с другой - отсутствие в таком деянии преступности и наказуемости по смыслу нового уголовного закона. В таком случае прекращение уголовного пре­следования хоть и со ссылкой на п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ не порождает у подозре­ваемого или обвиняемого права на реабилитацию, как это закреплено п.3 ч.2 ст.133 УПК РФ.

версия для печати