• КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
  • +7 (347) 272-71-42 Дежурный прокурор
    • +7 (347) 272-71-42Дежурный прокурор
    • +7 (347) 276-35-78Пресс-служба
    • +7 (347) 273-62-21 , +7 (347) 272-82-02 , +7 (347) 272-64-65Канцелярия

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ №1- 2019 судебной практики рассмотрения уголовных дел апелляционной инстанцией Верховного суда Республики Башкортостан

Неправильное применение уголовного закона повлекло назначение несправедливого и чрезмерно мягкого наказания.

1. Приговором Советского районного суда г.Уфы С. осужден по ч.3 ст.30 - п.«г» ч.2 ст.161 УК РФ к 2 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

С. признан виновным в совершении покушения на открытое хищение чужого имущества с применением насилия, не опасного для здоровья потерпевшей Х.

Как следует из приговора, смягчающими наказание обстоятельствами суд признал: возмещение ущерба, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, в силу чего пришел к выводу о возможности назначения наказания на основании ч.3 ст.68 УК РФ без учета правил рецидива.

Согласно п.30 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2015 №58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» активное способствование раскрытию и расследованию преступления следует учитывать в качестве смягчающего наказание обстоятельства, предусмотренного п.«и» ч.1 ст.61 УК РФ, если лицо о совершенном с его участием преступлении, либо о своей роли в преступлении представило органам дознания или следствия информацию, имеющую значение для раскрытия и расследования преступления (например, указало лиц, участвовавших в совершении преступления, а также указало лиц, которые могут дать свидетельские показания, лиц, которые приобрели похищенное имущество; указало место сокрытия похищенного, место нахождения орудий преступления, иных предметов и документов, которые могут служить средствами обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела).

Как установлено по делу, потерпевшая активно защищалась, преследовала осужденного, вернула свой телефон, сумела сообщить о совершенном на нее нападении, не позволила осужденному довести преступный умысел до конца, вынудив его оставить похищенные предметы на месте преступления. Очевидец преступления сообщил в полицию и по указанным его приметам задержан осужденный.

При таких обстоятельствах, решение суда о признании смягчающими наказание обстоятельствами: активное способствование раскрытию и расследованию преступления, а также возмещение ущерба, является необоснованным.

В этой связи апелляционным определением Верховного суда Республики Башкортостан приговор в отношении С. изменен: исключено указание о признании в качестве обстоятельств, смягчающих наказание, активного способствования раскрытию и расследованию преступления, возмещение ущерба; исключена ссылка на применение ч.3 ст.68 УК РФ; наказание усилено до 3 лет лишения свободы.

2. Приговором Калининского районного суда г.Уфы Б. осужден по ч.3 ст.264 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами сроком на 1 год.

Б. признан виновным в нарушении Правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности смерть одного человека и причинение тяжкого вреда здоровью другому.

Из смысла ст.73 УК РФ суд может постановить считать назначенное наказание условным только в том случае, если придет к выводу о возможности ис­правления осужденного без реального отбывания наказания. При этом суд должен учитывать не только характер и степень общественной опасности совершенного преступления, но и личность виновного.

Как следует из приговора, рассматривая вопрос о наказании, суд с учетом признания Б. вины и раскаяния пришел к выводу о возможности назначения ему условного наказания, которое, по мнению суда, будет отвечать целям восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений.

Между тем, согласно материалам уголовного дела, Б., несмотря на признание вины и раскаяние, каких-либо мер по компенсации морального вреда и возмещению материального ущерба представителю потерпевшего не предпринимал, систематически привлекался к административной ответственности за правонарушения в области дорожного движения.

При таких обстоятельствах решение суда о назначении условного наказания нельзя признать отвечающим принципам социальной справедливости.

В этой связи апелляционным постановлением Верховного суда Республики Башкортостан приговор в отношении Б. изменен: исключено указание о применении ст.73 УК РФ; осужденный направлен для отбывания наказания в виде лишения свободы в колонию-поселение.

 

Неправильное применение уголовного закона допущено при квалификации действий осужденных.

Приговором Нефтекамского городского суда осуждены А. по ч.1 ст.228.1, ч.1 ст.228, ч.3 ст.69 УК РФ к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, Т. по п.«б» ч.3 ст.228.1, ч.1 ст.228.1, ч.1 ст.228, ч.3 ст.69 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Как следует из описательно-мотивировочной части приговора, по эпизоду преступления, предусмотренного ч.1 ст.228 УК РФ, действия обоих осужденных квалифицированы как незаконное приобретение группой лиц по предварительному сговору наркотических средств, в значительном размере, и незаконном их хранении.

Между тем диспозицией ст.228 УК РФ квалифицирующий признак «группой лиц» или «группой лиц по предварительном сговору» не предусмотрен, в связи с чем осуждение А. и Т. с вышеуказанным квалифицирующим признаком является незаконным.

В тоже время, при наличии к тому оснований, предусмотренных ст.35 УК РФ, органу предварительного следствия и суду следовало признать совершение осужденными преступления в составе группы лиц по предварительному сговору обстоятельством, отягчающим наказание, со ссылкой на п.«в» ч.1 ст.63 УК РФ, что не исполнено.

Апелляционным судом приговор городского суда изменен: исключено указание о совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.228 УК РФ, «группой лиц по предварительном сговору»; окончательное наказание смягчено А. до 5 лет 10 месяцев лишения свободы, Т. до 8 лет 4 месяцев лишения свободы.

 

Неправильное применение уголовного закона допущено при квалификации действий осужденного и назначении наказания по делу, рассмотренному в особом порядке принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.

Приговором Советского районного суда г.Уфы от 14.06.2018 У. осужден по ч.1 ст.222, ч.3 ст.30 - п.«з» ч.2 ст.105,ч.2 ст.69 УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год.

У. признан виновным в незаконном приобретении, хранении, перевозке и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов в период с 1999 года по 20.10.2017 и в покушении на убийство К.

В силу ч.3 ст.15 УК РФ преступление, предусмотренное ч.1 ст.222 УК РФ, относится к категории средней тяжести.

В соответствии с п.«б» ч.1 ст.78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления средней тяжести истекло шесть лет.

Как установлено, осужденный приобрел огнестрельное оружие и боеприпасы в 1999 году.

Таким образом, с учетом положения п.«б» ч.1 ст.78 УК РФ сроки давности преступления, предусмотренного ч.1 ст.222 УК РФ, в части приобретения огнестрельного оружия и боеприпасов, истекли в 2005 году, что исключало осуждение У. с таким квалифицирующим признаком.

Кроме того, данное уголовное дело рассмотрено судом в особом порядке принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, в силу чего суд назначил осужденному наказание со ссылкой на применение ч.4 ст.62 УК РФ и ч.2 ст.62 УК РФ.

В соответствии с ч.4 ст.62 УК РФ в случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве, если соответствующей статьей Особенной части УК РФ предусмотрены пожизненное лишение свободы или смертная казнь, эти виды наказаний не применяются.

В силу ч.4 ст.66 УК РФ смертная казнь и пожизненное лишение свободы за приготовление к преступлению и покушение на преступление не назначаются.

Таким образом, с учетом вышеуказанных требований уголовного закона, осужденному за совершение преступления по ч.3 ст.30 - п.«з» ч.2 ст.105 УК РФ не может быть назначено наказание в виде пожизненного лишения свободы или смертной казни, а значит и не могут применяться положения ч.4 ст.62 УК РФ.

При таких обстоятельствах, апелляционным определением Верховного суда Республики Башкортостан приговор в отношении У. изменен: исключено указание о назначении наказания по правилам ч.4 ст.62 УК РФ; по ч.1 ст.222 УК РФ исключен квалифицирующий признак - незаконное приобретение оружия и боеприпасов; наказание смягчено до 7 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год.

 

Необоснованное изменение категории преступления повлекло назначение осужденному чрезмерно мягкого наказания и неверного определения вида исправительного учреждения.

Приговором Советского районного суда г.Уфы Г. осужден по ч.1 ст.30 - п.«г» ч.4 ст.228.1 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима. В срок наказания зачтено время содержания из расчета один день содержания под стражей за полтора дня отбывания наказания.

Г. признан виновным в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств в крупном размере группой лиц по предварительному сговору.

По смыслу ч.6 ст.15 УК РФ суд с учетом фактических обстоятельств преступления и степени его общественной опасности вправе при наличии смягчающих наказание обстоятельств и при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств изменить категорию преступления на менее тяжкую, но не более чем на одну категорию преступления.

В соответствии с п.2 постановления Пленума Верховного суда РФ от 15.05.2018 №10 «О практике применения судами положений ч.6 ст.15 УК РФ» разрешая вопрос о возможности изменения категории преступления на менее тяжкую, суд должен принять во внимание способ совершения преступления, степень реализации преступных намерений, роль подсудимого в преступлении, совершенном в соучастии, вид умысла либо вид неосторожности, мотив, цель совершения деяния, характер и размер наступивших последствий, а также другие фактические обстоятельства преступления, влияющие на степень его общественной опасности. Вывод о наличии оснований для применения положений ч.6 ст.15 УК РФ может быть сделан судом, если фактические обстоятельства совершенного преступления свидетельствуют о меньшей степени его общественной опасности.

Пунктом 7 этого же постановления предусмотрено, что резолютивная часть обвинительного приговора в случае применения ч.6 ст.15 УК РФ должна, в частности, содержать: решение о признании лица виновным в совершении преступления, вид размер наказания, назначенного за каждое преступление, в совершении которого он признан виновным; решение об изменении категории преступления на менее тяжкую с указанием измененной категории преступления.

Между тем, как следует из описательно-мотивировочной части приговора, суд принял решение об изменении категории преступления на менее тяжкую, но мотивов такого решения в приговоре не привел.

В резолютивной части приговора суд вообще не отразил решение о применении ч.6 ст.15 УК РФ, с указанием измененной категории преступления.

Неправильное применение ч.6 ст.15 УК РФ повлекло за собой необоснованное назначение осужденному для отбывания наказания исправительную колонию общего режима, а также, вопреки положениям ч.3.2 ст.72 УК РФ, мотивом для ошибочного зачета в срок отбытия наказания времени содержания под стражей с момента фактического задержания до вынесения приговора, из расчета один день за полтора дня.

С учетом изложенных обстоятельств апелляционным определением Верховного суда Республики Башкортостан приговор в отношении Г. изменен: исключено указание о применении положений ч.6 ст.15 УК РФ и изменения категории преступления; наказание усилено до 5 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима; в срок наказания зачтено время содержания под стражей, из расчета один день нахождения под стражей за один день отбывания наказания.

 

Ненадлежащее описание события преступления повлекло исключение квалифицирующего признака.

Приговором Октябрьского районного суда г.Уфы от 31.08.2018 К. осужден по ч.3 ст.228 УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

К. признан виновным в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта наркотических средств в особо крупном размере.

В соответствии с требованиями пп.1, 2 ч.1 ст.73, п.4 ч.2 ст.171, п.3 ч.1 ст.220, ст.307 УПК РФ по уголовному делу подлежит доказыванию и отражению в обвинении событие преступления, включающее в себя установление времени, места, способа и других обстоятельств совершения преступления.

Вопреки указанным требованиям закона, суд, признавая К. виновным в незаконном приобретении наркотических средств, событие этого преступления в приговоре не описал и не привел каких-либо доказательств.

Не отражены эти обстоятельства и в предъявленном К. органом предварительного расследования обвинении.

При таких обстоятельствах апелляционным определением Верховного суда Республики Башкортостан приговор в отношении К. изменен: исключен квалифицирующий признак «незаконное приобретение»; наказание снижено до 7 лет 9 месяцев лишения свободы.

 

Незаконное прекращение уголовного дела.

Постановлением Кумертауского межрайонного суда уголовное дело в отношении Д., обвиняемого по ч.1 ст.264 УК РФ, прекращено на основании ч.1 ст.28 УПК РФ, в связи с деятельным раскаянием.

Д. признан виновным в нарушении Правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности смерть одного человека.

В соответствии со ст.75 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию и расследованию этого преступления, возместило ущерб или иным образом загладило вред, причиненный этим преступлением, и вследствие деятельного раскаяния перестало быть общественно опасным.

Согласно п.2.1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.06.2013 №19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности» под заглаживанием вреда (ч.1 ст.75, ст.76.2 УК РФ) понимается имущественная, в том числе денежная, компенсация морального вреда, оказание какой-либо помощи потерпевшему, принесение ему извинений, а также принятие иных мер, направленных на восстановление нарушенных в результате преступления прав потерпевшего, законных интересов личности, общества и государства.

Таким образом, исходя из смысла ст.75 УК РФ и разъяснения постановления Пленума следует, что виновный не может быть освобожден от уголовной ответственности, если не будет заглажен вред, причиненный потерпевшему.

Как следует из материалов дела, представитель потерпевшего возражала против прекращения уголовного дела, указав о том, что причиненный в результате преступления ущерб не возмещен, подано исковое заявление о взыскании компенсации морального вреда и материального ущерба.

Таким образом, оснований для прекращения уголовного дела не имелось, решение суда является незаконным.

В этой связи судом апелляционной инстанции постановление в отношении Д. отменено, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе.

 

Превышение пределов судебного разбирательства.

Приговором Ишимбайского городского суда Р. осужден по ч.4 ст.111 УК РФ к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Р. признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего.

В соответствии с ч.1 ст.252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению.

Как следует из описательно-мотивировочной части приговора, действия Р. суд квалифицировал как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершенное с применением предмета, используемого в качестве оружия, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

Вместе с тем органом предварительного следствия Р. квалифицирующий признак - применение предмета, используемого в качестве оружия, не вменялся, в силу чего осуждение Р. с таким квалифицирующим признаком является незаконным.

При таких обстоятельствах апелляционным определением Верховного суда Республики Башкортостан приговор в отношении Р. изменен: исключено указание о совершении преступления с применением предмета, используемого в качестве оружия; смягчено наказание до 5 лет 10 месяцев лишения свободы.

версия для печати