• КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
  • +7 (347) 272-71-42 Дежурный прокурор
    • +7 (347) 272-71-42Дежурный прокурор
    • +7 (347) 276-35-78Пресс-служба
    • +7 (347) 273-62-21 , +7 (347) 272-82-02 , +7 (347) 272-64-65Канцелярия

Ход и содержание Нюрнбергского процесса

В соответствии с «Соглашением между правительствами СССР, США, Великобритании и Северной Ирландии и временным правительством Французской Республики о судебном преследовании и наказании главных военных преступников европейских стран оси» от 8 августа 1945 года учреждался Международный Военный Трибунал для суда над военными преступниками, организация, юрисдикция и функции которого определялись в прилагаемом к данному Соглашению Уставом.

Согласно статьи 2 Устава Международного Военного Трибунала, он формируется на паритетных началах из представителей четырёх великих держав в соответствии с Лондонским соглашением, а именно Трибунал состоит из четырех членов и их заместителей.

При этом статья 3 указывает, что ни Трибунал, ни его члены, ни их заместители не могут быть отведены обвинителем, подсудимыми или защитой. Во время судебного процесса член Трибунала может быть заменен только его заместителем.

Для наличия кворума необходимо присутствие всех четырех членов Трибунала или их заместителей, заменяющих отсутствующих членов Трибунала. Члены Трибунала до начала судебного процесса договариваются о выборе одного из их числа председателем. Решения принимаются Трибуналом большинством голосов, голос председательствующего является решающим; признание виновности и определение наказания выносятся всегда большинством голосов не менее трех членов Трибунала (статья 4)

Состав Международного Военного Трибунала:

•        от СССР: заместитель председателя Верховного Суда Советского Союза генерал-майор юстиции И. Т. Никитченко;

полковник юстиции А. Ф. Волчков;

•        от США: бывший генеральный прокурор страны Ф. Биддл;

Джон Паркер;

•        от Великобритании: главный судья Джеффри Лоуренс;

Норман Биркет;

•        от Франции: профессор уголовного права Анри Доннедье де Вабр;

Роберт Фалько.

Статья 6 Устава признавала следующие действия преступными, влекущими за собой индивидуальную ответственность:

а) преступления против мира, а именно: планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны или войны в нарушение международных договоров, соглашений или заверений, или участие в общем плане или заговоре, направленных к осуществлению любых из вышеизложенных действий;

b) военные преступления, а именно: нарушение законов или обычаев войны. К этим нарушениям относятся убийства, истязания или увод в рабство или для других целей гражданского населения оккупированной территории; убийства или истязания военнопленных или лиц, находящихся в море; убийства заложников; ограбление общественной или частной собственности; бессмысленное разрушение городов или деревень; разорение не оправданное военной необходимостью, и другие преступления;

c) преступления против человечности, а именно: убийства, истребление, порабощение, ссылка и другие жесткости, совершенные в отношении гражданского населения до или во время войны, или преследования по политическим, расовым или религиозным мотивам с целью осуществления или в связи с любым преступлением, подлежащим юрисдикции Трибунала, независимо от того, являются эти действия нарушением внутреннего права страны, где они были совершены, или нет.

Руководители, организаторы, подстрекатели и пособники, участвовавшие в составлении или в осуществлении общего плана или заговора, направленного к совершению любых вышеупомянутых преступлений, несут ответственность за все действия, совершенные любыми лицами с целью осуществления такого плана.

Статья 7 Устава подчеркивала особую ответственность подсудимых занимавших высокие должности глав государств или ответственных чиновников различных правительственных учреждений, чей статус не только не освобождал их от уголовного преследования, но даже не мог служить основанием для смягчения наказания.

Тогда как статья 8 Устава устанавливала, что если подсудимый действовал по распоряжению правительства или приказу начальника, то он не освобождался от ответственности, но это обстоятельство могло рассматриваться как довод для смягчения наказания, если Трибунал признавал, что этого требуют интересы правосудия.

Трибунал при постановлении приговора не был ограничен видами наказания.

Так, согласно статьи 27 Устава, Трибунал имел право приговорить виновного к смертной казни или другому наказанию, которое признавал справедливым.

В соответствии с статьей 28 Устава Трибунал имел право в дополнение к определенному им наказанию постановить об отобрании у осужденного награбленного имущества и распорядиться о передаче этого имущества Контрольному Совету в Германии.

Статья 14 Устава предусматривала создание Комитета по расследованию дел и обвинению главных военных преступников, состоящая из главных обвинителей от каждой великой державы. Задачами Комитета было согласование позиций главных обвинителей по актуальным вопросам судебного процесса. Например, окончательное определение лиц, подлежащих суду Трибунала, утверждение обвинительного акта и предаваемых с ним документов, согласование плана индивидуальной работы каждого из главных обвинителей и их штата и др.

Обязанностями главных обвинителей, в соответствии с положениями статьи 15 Устава, являлись расследование, сбор и представление суду всех необходимых доказательств, подготовка обвинительного акта для утверждения Комитетом, производство предварительного допроса свидетелей и подсудимых, выступление в качестве обвинителей в суде, назначение уполномоченных для выполнения таких обязанностей, какие будут им поручены и др.

Главными обвинителями, их заместителями и помощниками на Нюрнбергском процессе были:

•        от Великобритании: Хартли Шоукросс (заместитель Дэвид Максуэлл-Файф);

•        от СССР: прокурор УССР Р. А. Руденко (заместитель: Ю. В. Покровский, помощники: Н. Д. Зоря, Д. С. Карев, Л. Н. Смирнов, Л. Р. Шейнин);

•        от США: судья Верховного суда США Роберт Джексон (заместители: Томас Додд, Телфорд Тейлор);

•        от Франции: Франсуа де Ментон, который в первые дни процесса отсутствовал, и его заменял Шарль Дюбост, а затем вместо де Ментона был назначен Шампетье де Риб (заместитель: Эдгар Фор).

Содержание Устава Трибунала и практика его деятельности свидетельствует о том, что все без исключения главные немецкие военные преступники на Нюрнбергском процессе пользовались такими процессуальными гарантиями, такими возможностями для защиты от предъявленных обвинений, которые никогда не существовали не только в судах «третьего рейха», но и во многих западных странах того времени.

Вот основные процессуальные гарантии.

Обвинительный акт на немецком языке был вручен каждому подсудимому за месяц до начала процесса; все подсудимые имели защитников – немецких адвокатов, в большинстве случаев избранных по своему желанию, причем многие выступающие на процессе адвокаты были официальными единомышленниками подсудимых – являлись членами нацисткой партии; подсудимым была представлена неограниченная временем возможность давать объяснения Трибуналу, ходатайствовать о вызове свидетелей и истребовании документов; защитники подсудимых подвергали перекрестному допросу свидетелей обвинения; наконец, подсудимые выступили перед судом с последним словом после выступления обвинителей.

Трибунал неуклонно требовал от обвинителей передавать защите не в одном, а во многих экземплярах копии всех документальных доказательств обвинения, оказывать помощь защитникам в отыскании и получении документов, доставке в Нюрнберг свидетелей, которых адвокаты желали вызвать. Кроме того, во многих случаях Трибунал предоставлял защите дополнительные возможности для выполнения адвокатами их обязанностей.  

20 ноября 1945 г. Зал суда с наглухо зашторенными окнами освещён искусственным светом.

На возвышении под флагами четырёх союзных держав (СССР, США, Великобритании и Франции) места для членов Международного военного трибунала, напротив — адвокаты в чёрных и лиловых мантиях, справа столы представителей обвинения. Неподвижно стоят, заложив руки за спину, американские военные полицейские.

А за барьером, на двух скамьях — подсудимые, обвиняемые в чудовищных злодеяниях, приведшие к гибели десятков миллионов людей.                 В Нюрнбергском Дворце юстиции оказалась почти вся нацистская правящая клика за исключением Гитлера, Гиммлера и Геббельса, покончивших жизнь самоубийством; разбитого параличом Круппа, исчезнувшего и судимого заочно Бормана и Лея, повесившегося в тюрьме после ознакомления с обвинительным заключением.

Перед Трибуналом в качестве подсудимых предстали:

Герман Вильгельм Геринг — рейхсмаршал, главнокомандующий военно-воздушными силами Германии, ближайший помощник Гитлера, «человек № 2», как величали его в рейхе. Именно он был официально объявлен первым преемником Гитлера, он был организатором штурмовых отрядов и гестапо, создателем первых концлагерей.

С именем Геринга связано истребление еврейского населения. Он был самым активным после Гитлера подстрекателем к агрессивным войнам с целью завоевания мирового господства, идеологом и создателем программы уничтожения целых народов, ограбления оккупированных стран, использования рабского труда военнопленных и насильственно угнанных из других стран в Германию людей. Геринг причастен к подготовке нацистами бактериологической войны и массовым изуверским опытам над людьми.

Рудольф Гесс — заместитель Гитлера по руководству нацистской партией, обергруппенфюрер СС и СА (штурмовых и охранных отрядов), непосредственный организатор агрессии против Австрии, Чехословакии и Польши. Он был объявлен следующим после Геринга преемником Гитлера. Гессом были подписаны такие человеконенавистнические документы, как «об охране чести и совести», указы о лишении евреев права голоса и работы в общественных учреждениях. Именно он является инициатором создания особых законов для поляков и евреев на оккупированных землях.

В 1941 г. он вылетел в Англию с целью организации совместных действий против СССР. Там он был интернирован (задержан) до конца войны.

Иоахим фон Риббентроп — министр иностранных дел третьего рейха, один из самых активных организаторов подготовки и ведения агрессивных войн. Вместе с ближайшими приспешниками Гитлера Риббентроп разрабатывал планы колонизации оккупированных стран, ограбления, порабощения и массового истребления их граждан, активно участвовал в осуществлении этих планов на практике. По его указанию был создан «батальон особого назначения», который, следуя за передовыми частями вермахта, грабил музеи и библиотеки оккупированных территорий.

Вильгельм Кейтель — генерал-фельдмаршал, ближайший военный советник, единомышленник и соратник Гитлера. Его руками приводилась в движение вся военная машина третьего рейха. Он руководил не только подготовкой и ведением агрессивных войн, но и разработкой приказов, санкционировавших военные преступления и преступления против человечества. «Человеческая жизнь на Востоке ничего не стоит!», «Только драконовские методы способны обеспечить порядок в завоёванных районах» — такими выражениями пестрели приказы, подписанные Кейтелем.

Эрнст Кальтенбруннер — начальник полиции безопасности, обергруппенфюрер СС, палач и правая рука Гиммлера. Это ему подчинялись гестапо и германская политическая разведка. Он ведал охраной концлагерей, руководил командами, осуществлявшими убийства людей в душегубках, пытками, массовыми казнями мирного населения. Кальтенбруннер ответствен за истребление миллионов евреев, злодейские преступления против узников концлагерей и военнопленных, против женщин, стариков и детей на оккупированных территориях.

Альфред Йодль — генерал-полковник, заместитель Кейтеля и один из ближайших советников Гитлера. Всё, что связано с подготовкой и осуществлением агрессивных планов фашистской Германии, неразрывно связано с его именем. Под планом «Барбаросса» (планом нападения на Советский Союз) наряду с подписями Гитлера и Кейтеля стоит подпись и Йодля. Это им были подготовлены приказы об уничтожении Москвы и Ленинграда и других городов, даны санкции на безжалостное уничтожение всех патриотов, не смирившихся с фашистским рабством.

Юлиус Штрейхер — один из создателей и руководителей нацистской партии, идеолог антисемитизма, «юдофоб № 1», как он сам себя называл, организатор еврейских погромов. Призывая к физическому уничтожению всех евреев, он писал: «...Только тогда, когда мировое еврейство будет уничтожено, эта проблема будет решена». Именно эта концепции была взята на вооружение фашистскими главарями, принявшими в 1942 г. директиву об «окончательном решении» еврейского вопроса, согласно которой в Европе было уничтожено более 6 млн. еврейского населения.

Ганс Франк — рейхслейтер фашистской партии по правовым вопросам, президент академии германского права, генерал-губернатор оккупированных польских территорий, превративший их в сплошной концлагерь. Он систематически и планомерно насаждал там голод и нищету, террор и бесправие, санкционировал массовое уничтожение еврейского и польского населения.

Вильгельм Фрик — имперский министр внутренних дел, рейхслейтер, член совета министров по обороне империи, генеральный уполномоченный по вопросам администрации, ведавший подготовкой тыла к войне. В течение ряда лет в его подчинении находилось гестапо, а также другие полицейские службы «рейха». Именно Фрик издал в 1940 г. приказ об уничтожении душевнобольных и престарелых.

Яльмар Шахт — президент рейхсбанка, министр экономики, уполномоченный по вопросам военной экономики. Именно он помог германским монополистам обеспечить приход Гитлера к власти. Шахт — создатель военной промышленности, финансист кровопролитных войн.

Вальтер Функ — имперский министр экономики, президент Рейхсбанка, один из главных экономических советников Гитлера. Продолжая дело Шахта, он поставил на службу агрессивным планам гитлеровцев всю экономику Германии, а затем и экономику оккупированных стран. Не кто иной, как Функ превратил кладовые Рейхсбанка в место хранения ценностей, награбленных гитлеровцами в оккупированных странах, в том числе золотых коронок, оправ от очков и других изделий из драгоценных металлов, снятых с узников концлагерей, умерщвлённых в газовых камерах.

Карл Денниц — гросс-адмирал, командующий подводным флотом, с 1943 г. главнокомандующий военно-морскими силами Германии; после самоубийства Гитлера его преемник на посту главы государства. По приказу гросс-адмирала топились госпитальные суда и пароходы, на которых эвакуировались мирные жители, в том числе старики, женщины, дети, не предпринимались меры для спасения команд с потопленных кораблей и т.д.

Эрих Редер — гросс-адмирал, принимал активное участие в планировании, подготовке и ведении агрессивных войн фашистской Германии. Идея вторжения в Норвегию была выдвинута именно Редером, он же призывал к оккупации Греции.

За шесть дней до нападения на СССР Редер отдал приказ атаковать подводные лодки в Балтийском море. Именно он был инициатором неограниченной подводной войны. Это его штаб издал кощунственную директиву об уничтожении Ленинграда и более 3 млн. его жителей.

Бальдур фон Ширах — организатор и руководитель молодёжной организации «гитлерюгенд», имперский наместник и гауляйтер Вены. В течение полутора десятков лет он растлевал германскую молодёжь ядом расизма и милитаризма, внедряя в сознание юношей и девушек человеконенавистнические идеи. Ширах ответствен также за порабощение австрийского народа, за убийство сотен тысяч людей. Именно он руководил выселением из Вены 60 тыс. евреев, которые затем были уничтожены в концлагерях.

Фриц Заукель — обергруппенфюрер СС, генеральный уполномоченный по использованию рабочей силы. С его именем связана одна из мрачных страниц фашизма — массовый угон людей из оккупированных стран для использования в качестве рабочей силы на германских предприятиях и фермах. «Всех людей, — поучал он, — следует кормить, размещать и обращаться таким образом, чтобы эксплуатировать их с наибольшим эффектом при минимальных затратах». По его приказам на каторжные работы в Германию было отправлено более 10 млн иностранных рабочих и военнопленных.

Франц фон Папен — один из активных организаторов захвата власти фашистами, вице-канцлер в первом кабинете Гитлера. Являясь лидером католической партии, Папен стремился обеспечить гитлеровскому режиму поддержку Ватикана. Будучи послом в Турции в 1939—1945 гг., он руководил шпионской деятельностью и организацией всякого рода провокаций.

Артур Зейсс-Инкварт — один из руководителей фашистской партии. Он помогал Гитлеру осуществлять аншлюс, т.е. захват Австрии, а во время войны санкционировал массовый террор в отношении польского и голландского народов.

Альберт Шпеер — соратник и фаворит Гитлера, имперский министр вооружений и боеприпасов, начальник широко разветвлённой военно-строительной организации «Тодт». Именно он во время войны возглавлял всё военное строительство и военное производство фашистской Германии.

Константин фон Нейрат — имперский министр иностранных дел в чине генерала СС, председатель тайного совета, член совета министров по обороне империи. Прусский аристократ, дипломат старой школы, именно он помогал Гитлеру делать первые шаги в его агрессивной политике. В качестве протектора Богемии и Моравии он в течение четырёх с половиной лет насаждал в Чехословакии режим кровавого террора — так называемый «новый порядок».

Ганс Фриче — ближайший сотрудник Геббельса, начальник отдела внутренней прессы министерства пропаганды, затем руководитель радиовещания. Своими выступлениями он культивировал в немцах чувство ненависти к другим народам, добивался, чтобы его соотечественники безропотно следовали за нацистской партией. Его личная ответственность за политическое и моральное растление германского народа велика.

20-го же ноября 1945 г. был оглашён обвинительный акт, а на следующий день каждому подсудимому был задан вопрос, признаёт ли он себя виновным.

Ответы следовали стандартные: «Не признаю себя виновным» — так ответили Кейтель, Франк, Функ, Редер и другие.Геринг, Риббентроп, Розенберг, Шпеер уточнили: «Не признаю себя виновным в том смысле, как мне предъявлено обвинение».

И лишь Гесс внёс некоторое разнообразие, заявив: «Нет. Я признаю себя виновным перед Богом».

Процесс велся на четырех языках – английском, русском, французском и немецком. Состоялось 403 открытых судебных заседания Трибунала. 33 свидетеля обвинения дали устные показания против отдельных подсудимых;

кроме 19 подсудимых, был допрошен 61 свидетель защиты. Еще 143 свидетеля защиты дали показания путем представления письменных ответов на опросные листы. Трибунал назначил уполномоченных для подбора доказательств, относящихся к организациям. 101 свидетель защиты дали показания перед уполномоченными, и было представлено 1809 письменных показаний других свидетелей.

В частности, в приговоре Трибунал сослался на письменные показания Германа Грабе от 10 ноября 1945 г., являвшегося управляющим и главным инженером, возглавлявшим филиал одной немецкой фирмы в Здолбунове на Украине с сентября 1941 года по январь 1944 года. Сначала он описывал нападение на еврейское гетто в Ровно:

«Затем были включены мощные электрические фонари, установленные по всей территории гетто. Члены СС и полиции группами от 4 до 6 человек входили или по крайней мере пытались войти в дома. Там, где двери и окна были закрыты и жители не открывали их после стука, члены СС и полиции врывались в окна и взламывали двери с помощью балок и входили в жилище. Жильцов выволакивали на улицу в том виде, в каком они были, независимо от того, были ли они одеты или спали… Наполнялась одна машина за другой. Крики женщин и детей, щелканье кнутов и ружейные выстрелы наполняли гетто».

Далее Грабе описывал массовую казнь в Дубно 5 октября 1942 г.:

«…Затем из-за насыпи послышались выстрелы в быстрой последовательности один за другим. Люди, которые сходили с грузовиков, - мужчины, женщины и дети всех возрастов, - должны были раздеваться согласно приказаниям одного эсэсовца, который имел в руках хлыст… Без крика и плача эти люди раздевались, собирались в маленькие группы по семьям, целовались и прощались друг с другом, а затем ожидали приказания от другого эсэсовца, который стоял около ямы также с хлыстом в руке… В этот момент эсэсовец, стоявший у ямы, крикнул что-то своему товарищу. Последний отчитал около 20 человек и приказал им идти на насыпь… Я перешел на другую сторону насыпи и оказался перед огромной могилой; тесно прижавшись друг к другу, люди лежали один на другом так, что были видны только их головы. Яма была уже наполнена на 2/3; по моим подсчетам там находилось около тысячи человек… Теперь подошла следующая группа людей, они спустились в яму, легли на предыдущие жертвы и были расстреляны».

По письменным показаниям Олендорфа, бывшего начальника третьего управления РСХА (главное имперское управление безопасности), руководившего одной из групп специального назначения ЗИПО (полиция безопасности) и СД (служба безопасности при рейсфюрере СС Гиммлере), называемой эйнзатцгруппами, созданными для борьбы с партизанами, уничтожения евреев и коммунистов-руководителей, а также других групп населения:

«Когда немецкая армия вторглась в Россию, я командовал эйнзатцгруппой «D» в южном секторе, и в течение года моего пребывания на этой должности эйнзатцгруппа «D» уничтожила приблизительно 90 тысяч мужчин, женщин и детей.

В большинстве своем это были евреи. Среди уничтоженных были также партийные работники-коммунисты».

В приказе, изданном подсудимым Кейтелем 23 июля 1941г., проект которого был разработан подсудимым Иоделем, говорилось:

«Учитывая громадные пространства оккупированных территорий на Востоке, наличных вооруженных сил для поддержания безопасности на этих территориях будет достаточно лишь в том случае, если всякое сопротивление будет караться не путем судебного преследования виновных, а путем создания такой системы террора со стороны вооруженных сил, которая будет достаточна для того, чтобы искоренить у населения всякое намерение сопротивляться. Командиры должны изыскать средства для выполнения этого приказа путем применения драконовских мер».

Трибунал в приговоре подчеркнул, что из представленных доказательств явствует, что во всяком случае на Востоке массовые убийства и зверства совершались не только в целях подавления оппозиции и сопротивления германским оккупационным войскам. В Польше и Советском Союзе эти преступления являлись частью плана, заключавшегося в намерении отделаться от всего местного населения путем изгнания и истребления его для того, чтобы колонизировать освободившуюся территорию немцами. В том же духе Гитлер писал в «Майн кампф»; этот план был совершенно ясно изложен Гиммлером в июле 1942 года, когда он писал:

«В наши задачи не входит германизация Востока в том смысле, как это понималось раньше, то есть германизация, заключающаяся в обучении населения немецкому языку и немецким законам; мы хотим добиться, чтобы на Востоке жили исключительно люди чистой немецкой крови».

В августе 1942 года один из подчиненных Розенберга следующим образом суммировал политику в отношении восточных территорий, которая была ранее сформулирована Борманом:

«Славяне должны на нас работать. Если они нам более не нужны, они могут умереть. Поэтому обязательные прививки и медицинское обслуживание немецкими врачами представляются излишними».

В октябре 1943 года Гиммлер вновь заявил:

«Меня ни в малейшей степени не интересует судьба русского или чеха. Мы возьмем от других наций ту здоровую кровь нашего типа, которую они смогут нам дать. Если в этом явится необходимость, мы будем отбирать у них детей и воспитывать их в нашей среде. Вопрос о том, процветает ли данная нация или умирает с голоду, интересует меня лишь постольку, постольку представители данной нации нужны нам в качестве рабов для нашей культуры; в остальном их судьба не представляет для меня никакого интереса».

Было также представлено 6 отчетов, резюмирующих содержание большого числа других письменных показаний. 38 тысяч письменных показаний, подписанных 155 тысячами человек, было представлено по делу политических руководителей; 136 213 – по делу СС; 10 тысяч – по делу СА; 7 тысяч – по делу СД; 3 тысячи – по делу генерального штаба ОКВ и 2 тысячи – по делу гестапо.

Что касается показаний свидетелей защиты, яркую и убедительную оценку им дал в своей заключительной речи (произнесенной 29-30 июля 1946 г.) Главный обвинитель от СССР Р.А. Руденко:

«…Эти свидетели должны были своими показаниями смягчить вину подсудимых, умалить их действительную роль в совершении злодеяний, обелив их во что бы то ни стало. Эти свидетели в подавляющем большинстве случаев являлись обвиняемыми по другим делам.

О какой объективности и достоверности показаний таких свидетелей защиты можно говорить, если невиновность подсудимого Функа должен был подтвердить его заместитель и соучастник, член СС с 1931 года, Хойлер, имеющий чин группенфюрера СС; если в пользу Зейс-Инкварта был призван свидетельствовать преступник Рейнер – член фашисткой партии с 1930 года, гаулейтер Зальцбурга, а затем Каринтии?

Эти так называемые «свидетели», такие, например, как Бюлер – правая рука подсудимого Франка и соучастник его во всех преступлениях – или Боле – один из основных руководителей шпионско-диверсионной деятельности гитлеровцев за границей и заведующий заграничным отделом фашисткой партии, - приходили сюда для того, чтобы, совершив клятвопреступление, попытаться выгородить своих бывших хозяев и сохранить свою собственную жизнь».

1 октября 1946 г. Международный военный трибунал приговорил:

•        К смертной казни через повешение: Германа Геринга, Иоахима фон Риббентропа, Вильгельма Кейтеля, Эрнста Кальтенбруннера, Альфреда Розенберга, Ганса Франка, Вильгельма Фрика, Юлиуса Штрейхера, Фрица Заукеля, Артура Зейсс-Инкварта, Мартина Бормана (заочно) и Альфреда Йодля.

•        К пожизненному заключению: Рудольфа Гесса, Вальтера Функа и Эриха Редера.

•        К 20 годам тюремного заключения: Бальдура фон Шираха и Альберта Шпеера.

•        К 15 годам тюремного заключения: Константина фон Нейрата.

•        К 10 годам тюремного заключения: Карла Дёница.

•        Оправданы: Ганс Фриче, Франц фон Папен и Ялмар Шахт.

Трибунал признал преступными организации СС, СД, гестапо[12] и руководящий состав нацистской партии.

Нацистский кабинет министров, Генеральный штаб и Верховное командование вермахта (OKW) преступными организациями признаны не были.[7]

Советский судья И. Т. Никитченко подал особое мнение, где возражал против оправдания Фриче, Папена и Шахта, непризнания германского кабинета министров, Генштаба и ОКВ преступными организациями, а также пожизненного заключения (а не смертной казни) для Рудольфа Гесса.

Йодль был посмертно полностью оправдан при пересмотре дела мюнхенским судом в 1953 году, но позже под давлением США это решение было аннулировано

Ряд осуждённых подали прошения в Контрольную комиссию союзников по Германии: Геринг, Гесс, Риббентроп, Заукель, Йодль, Кейтель, Зейсс-Инкварт, Функ, Дениц и Нейрат — о помиловании; Редер — о замене пожизненного заключения смертной казнью; Геринг, Йодль и Кейтель — о замене повешения расстрелом, если просьбу о помиловании не удовлетворят. Все эти ходатайства были отклонены.

15 августа 1946 г. американское управление информации опубликовало обзор проведённых опросов, согласно которым подавляющее число немцев (около 80 %) считало Нюрнбергский процесс справедливым, а виновность подсудимых неоспоримой; около половины опрошенных ответили, что подсудимым должен быть вынесен смертный приговор; только 4 % отозвались о процессе отрицательно.

Смертные приговоры были приведены в исполнение в ночь на 16 октября 1946 года в спортзале Нюрнбергской тюрьмы. Геринг отравился в тюрьме незадолго до казни (существует несколько предположений, как он получил капсулу с ядом, в том числе, что она была передана женой во время последнего свидания при поцелуе). Приговор в исполнение приводили американские солдаты — профессиональный палач Джон Вудз и доброволец Джозеф Малта. Один из свидетелей казни, писатель Борис Полевой, опубликовал свои воспоминания о казни.

Идя на виселицу, большая часть из них сохраняли присутствие духа. Некоторые вели себя вызывающе, другие смирились со своей судьбой, но были и такие, которые взывали к Божьей милости. Все, кроме Розенберга, сделали в последнюю минуту короткие заявления. И только Юлиус Штрайхер упомянул Гитлера. В спортивном зале, в котором ещё 3 дня назад американские охранники играли в баскетбол, стояли три черные виселицы, из которых были использованы две. Вешали по одному, но чтобы скорее закончить, очередного нациста вводили в зал тогда, когда предыдущий ещё болтался на виселице.

Приговорённые поднимались по 13 деревянным ступенькам к платформе высотой 8 футов. Веревки свешивались с балок, поддерживаемых двумя столбами. Повешенный падал во внутренность виселицы, дно которой с одной стороны было завешено темными шторами, а с трёх сторон было заставлено деревом, чтобы никто не видел предсмертные муки повешенных.

После казни последнего осуждённого (Зейса-Инкварта) в зал внесли носилки с телом Геринга, чтобы он занял символическое место под виселицей, а также чтобы журналисты убедились в его смерти.

После казни тела повешенных и труп самоубийцы Геринга положили в ряд. "Представители всех союзных держав, — писал один из советских журналистов, — осмотрели их и расписались на свидетельствах о смерти. Были сделаны фотоснимки каждого тела, одетого и обнажённого. Потом каждый труп завернули в матрац вместе с последней одеждой, которая на нём была, и верёвкой, на которой он был повешен, и положили в гроб. Все гробы были опечатаны. Пока управлялись с остальными телами, было принесено на носилках и тело Геринга, накрытое армейским одеялом… В 4 часа утра гробы погрузили в грузовики и повезли в сопровождении военного эскорта в Мюнхен, где сразу направились на окраину города к крематорию. Прах развеяли с самолёта по ветру.

Приговорённые к пожизненному заключению отбывали срок в берлинской тюрьме Шпандау. После того, как в 1966 году на свободу вышли Шпеер и Ширах, в тюрьме остался один Гесс. До 1987 года Гесс отбывал срок в одиночестве и был единственным заключённым тюрьмы. 17 августа 1987 года Гесс был найден повешенным в беседке во дворе тюрьмы.

версия для печати