• КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
  • +7 (347) 272-71-42 Дежурный прокурор
    • +7 (347) 272-71-42Дежурный прокурор
    • +7 (347) 276-35-78Пресс-служба
    • +7 (347) 273-62-21 , +7 (347) 272-82-02 , +7 (347) 272-64-65Канцелярия

Предлагаем вашему вниманию интервью Сергея Хуртина газете «Республика Башкортостан»

18.04.2013

Семь лет, которые запали в душу.

Прокурор республики Сергей Хуртин оставляет свой пост. Он возглавит прокуратуру Ульяновской области, где родился и начал свою карьеру. Накануне отъезда Сергей Хуртин ответил на несколько «прощальных» вопросов нашей газеты.

Республика Башкортостан: Сергей Анатольевич, вы прослужили на должности прокурора республики семь с половиной лет. Какое «наследство» вы оставляете?


Сергей Хуртин: Оценку своему труду в Башкирии я, наверное, сделаю позже. А сейчас могу сказать о людях, которые работают в центральном аппарате ведомства и на местах, — сильный коллектив профессионалов. Работают, не считаясь с личным временем. Так что уверен: наследство остается вполне работоспособное.


РБ: За годы вашего руководства прокуратурой республики вы, наверное, «прореживали» кадровые ряды? Подстраивали сотрудников под себя, под задачи, которые перед вами стояли?


Хуртин: Нет, я никогда никого под себя не подстраиваю. Добросовестный сотрудник способен самостоятельно работать в меру собственных возможностей и личной ответственности. Конечно, с недобросовестными работниками приходилось расставаться, а если человек не справлялся с работой — понижать его в должности или предлагать сменить сферу деятельности. Можно быть условно очень хорошим токарем, но слабым начальником цеха. У каждого человека в жизни есть своя профессиональная планка, которую он достигает или к которой стремится. Поэтому приходилось формировать коллектив, но вовсе не потому, что я такой плохой, а потому, что этого требовало дело.


РБ: Вы можете назвать характерные для республики проблемы?

Хуртин: Ничего экстраординарного нет, но есть ряд вопросов, которые требуют тщательной работы. Взять ту же задержку зарплаты. Мы уже лет пять работаем вплотную по этой теме, если не дольше. Вроде бы ситуация стабилизируется, но мы прекрасно понимаем, что это целый комплекс проблем — экономических, социальных, политических, если хотите. Преступность среди несовершеннолетних существует, но не зашкаливает. И если бы цифры здесь были нулевые, стоило бы насторожиться. Если мы хотим снизить эту преступность, мы должны понять причины и выстроить стратегию, комплекс мер. То же самое касается и наркоагрессии, то есть в любую проблему надо вникнуть, понять ее суть, чтобы видеть картину происходящего и ставить задачи.


РБ: Какая из проблем оказалась неподъемной?

Хуртин: Таких не бывает, есть несовершенство законодательства или нехватка наработанной практики, например, в вопросах рейдерства, обманутых дольщиков и вкладчиков или экологии — тоже очень серьезная тема. Все эти задачи решаемы, просто нужны внутренний настрой и энергия, чтобы довести их до логического конца.


РБ: Что вы не успели сделать, на что вам не хватило времени?


Хуртин: На рыбалку не успел съездить, надеюсь это исправить. На самом деле едва успеешь вычеркнуть из ежедневника один вопрос, как вместо него возникают еще три. Так что этот процесс бесконечный. Взять те же обращения граждан — каждое несет в себе просьбу, боль, горечь. В каждое из них нужно вникнуть, может, в масштабах республики вопрос кажется мелким, но для отдельного человека он важен.

А то, что я не успел сделать, уверен, коллектив доделает и без меня, так как он представляет собой отлаженный механизм, способный работать автономно.


РБ: Вы сказали, что ваше очередное назначение — это обычная ротация кадров. Какой лимит времени отпущен для прокурора регионального уровня?


Хуртин: По-разному, все зависит от сложности региона, напряженности обстановки и ряда других факторов — это решает генеральный прокурор России.

РБ: Ходят слухи, что одной из причин вашего нового назначения послужило то, что прокуратура «поссорилась» со следственным комитетом. Вы можете их подтвердить или опровергнуть?


Хуртин: Слухи никогда не комментирую, потому что их всегда много, ведь каждый человек воспринимает действительность по-своему. Мы ни с кем не ссоримся, со всеми выдерживаем ровные отношения, но вместе с тем выполняем задачи, которые определены федеральным законодательством и генеральным прокурором России. На прокуратуру возложен надзор, и этим все сказано.


РБ: После семилетней работы в крупном регионе вам будет проще или сложнее работать в Ульяновской области?


Хуртин: Время покажет. Больше или меньше территориально субъект — не самое главное. Здесь площадь 143 тысячи квадратных километров, население — четыре с лишним миллиона человек. В Ульяновской области население — 1,3 миллиона человек, площадь — 37 тысяч квадратных километров. Главное — задачи, которые стоят перед прокурором региона, а они, как правило, везде абсолютно одинаковые. А масштабы меня не пугают.

Я хочу поблагодарить жителей республики за то, что они меня в свое время приняли, поняли, помогли. За эти годы я выезжал на приемы граждан во многие районы. Кому-то смогли помочь, кому-то по объективным причинам — нет. Прокурор не всемогущ и не в состоянии решить абсолютно все проблемы. Например, нередко приходилось объяснять, что если судебное решение вступило в силу, его уже никто не отменит.


РБ: В плане правового нигилизма, неграмотности общества что-то изменилось за эти годы в республике?


Хуртин: Дело в том, что каждый человек считает, что он прав. Поэтому мы скорее имеем дело не с правовым нигилизмом, а с надеждой, которая и подталкивает людей обращаться во все инстанции — авось, где-нибудь «сработает». Но «авось» на законодательном уровне не работает. Поэтому во время приемов граждан мы старались разъяснять законы, проводили своего рода правовое обучение.


РБ: Что можно посоветовать людям, чтобы они не оказывались в сложных ситуациях?


Хуртин: Очень часто граждане обращаются в прокуратуру, когда уже прошли все сроки и время безвозвратно упущено. Поэтому, если возникают проблемы, надо обращаться к специалисту и не затягивать, тогда есть шанс вовремя и с наименьшими потерями решить проблему.


РБ: Вы возьмете с собой что-нибудь на память о Башкирии?


Хуртин: Впечатления и огромное количество фотографий, которые я сделал, ведь кроме рыбалки я увлекаюсь еще и фотоделом. Фотографирую природу, реки, озера, людей, города. Может, когда-нибудь удастся издать полноценный фотоальбом, посмотрим…

Возьму с собой позитив, серьезный опыт, школу, которую мне тут довелось пройти. Из кабинета? Ничего не возьму, наоборот — раздам.


РБ: С какими чувствами вы уходите с должности прокурора Башкирии?


Хуртин: Чувства двойственные. Семь с половиной лет назад я прибыл в республику, совершенно для меня незнакомую, непонятную. Единственное, что было известно, — мне предстоит непростая, тяжелая служба. На первых порах было сложно, тяготил груз ответственности. Но как только приступаешь к делу, трудности отходят на второй план.


Я благодарен судьбе, что мне пришлось здесь жить и работать. Нельзя прожить где-то семь лет и не оставить там часть души — здесь прекрасные люди, природа, неповторимая самобытность, которая затягивает. Конечно, всего этого мне будет не хватать.

Но я не прощаюсь, потому что по долгу службы мне придется бывать в Башкирии.


Вернуться к списку

версия для печати