• КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
  • +7 (347) 272-71-42 Дежурный прокурор
    • +7 (347) 272-71-42Дежурный прокурор
    • +7 (347) 276-35-78Пресс-служба
    • +7 (347) 273-62-21Канцелярия

АЛЕКСАНДРОВ Степан Константинович (11 января 1924 года – 19 января 2015)

АЛЕКСАНДРОВ Степан Константинович.jpgСО ВСЕЙ ПРОКУРОРСКОЙ ТРЕБОВАТЕЛЬНОСТЬЮ...

Своими воспоминаниями о про¬житых годах я поделился с читателями в книге «Солдаты Великой Победы», изданной в 2005 году в честь 60-летия Победы над фашистской Германией в Великой Отечественной войне. Те тяжёлые годы никогда не уйдут из памяти нашего народа. Тем более тех, кто был непосредственным участни¬ком тех событий.

Родился я в селе Иглино в боль¬шой многодетной семье. Когда мне было пять лет, умер отец. Остались сиротами пятеро детишек, четверо из которых — несовершеннолетние. Мать моя работала в колхозе дояр¬кой. После окончания девяти классов из-за тяжёлого материального положения в семье я устроился на работу — помощником финансового агента при Иглинском сельсовете.

В 18 лет добровольцем ушёл на фронт. С февраля по декабрь 1942 года являлся курсантом Гурьев-ского военно-пехотного училища, по окончании которого в звании лейтенанта проходил службу в вой¬сках Южного фронта, в должности командира стрелковой роты 264-го гвардейского стрелкового полка 87-й гвардейской стрелковой дивизии. В июле 1943 года шли тяжёлые бои на Курско-Орловском направлении. 87-й гвардейской дивизии было при¬казано выдвинуться на рубежи реки Миус (Донбасс), чтобы отвлечь часть фашистских войск с Курской дуги. «Миус-фронт» — как его называли гитлеровцы — это кряж господству¬ющих высот по западному берегу реки, на которых захватчики обо¬рудовали сплошные линии траншей с проволочными заграждениями в несколько рядов и железобетонными дотами. 87-я гвардейская дивизия при наступлении оказалась в крайне невыгодном положении. Пришлось наступать по открытой как на ладони местности, и, естественно, мы оказа¬лись под сплошным огнём автоматов, пулемётов, артиллерии. В этом бою я получил три ранения. Одно из них оказалось тяжёлым. После долгого лечения в госпиталях меня демобили¬зовали, признав инвалидом.

Нелёгкой оказалась жизнь и на гражданке. Надо было искать работу. Не имея профессии, я терялся в догад¬ках — куда идти? Узнав о моей демо¬билизации, тогдашний прокурор Иглинского района А.С. Лиходед при¬гласил меня на беседу. Он предложил мне работу. Вот так, не имея никакого юридического образования и опыта, в мае 1945 года я начал работать сле¬дователем прокуратуры. За семь лет в этой должности я не только познал азы специальности, но и приобрёл значительный практический опыт. Мало кто знает, что в те годы работа следователя была связана с тяготами и лишениями: с полным чемоданом уголовных дел приходилось нередко неделями мотаться из одного конца района в другой, а то и в соседние рай¬оны — Уфимский и Нуримановский. Как правило, пешком по несколько десятков километров... Возвраща¬ясь домой измотанным, голодным и холодным, не раз решал: оставлю эту работу. Но, приходя утром в каби¬нет, окунувшись с головой в груду нескончаемых уголовных дел, я забы¬вал о принятом накануне решении. В 1949 году заочно окончил Куйбыше-скую трёхгодичную юридическую школу. Это дало мне возможность дальнейшего продвижения по службе. В 1953 году меня назначили прокурором Караидельского района, куда я вскоре перевёз и свою семью.

В 1954 году правительство республики приняло решение о реформировании надзорных орга¬нов. Прокуратуру Караидельского района объединили с прокуратурой Байкибашевского района. Она стала именоваться Байкибашевская межрай¬онная и дислоцировалась в селе Бай-кибашево, прокурором же назначили меня. В 1955 году некоторые районы упразднили. В их число попал и Бай-кибашевский. Вместо прежних двух появился Караидельский с центром в селе Караидель. И снова мне при¬шлось перевозить семью — мне дове¬рили возглавить вновь появившуюся прокуратуру.

Трудности со здоровьем выну¬дили меня подать заявление об осво¬бождении с должности прокурора Караидельского района. Мне пошли навстречу, предложили место стар-шего следователя республиканской прокуратуры. Это было в декабре 1956 года. Затем восемь лет прослужил прокурором в отделе общего надзора и 17 лет — вплоть до ухода на пенсию — старшим помощником прокурора республики по организаци¬онным вопросам и контролю испол¬нения.

Выйдя на пенсию, проработал ещё пять лет в должности прокурора отдела по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних. Моя полуве¬ковая деятельность на прокурорском поприще не осталась незамеченной: 39 различных поощрений со стороны руководства прокуратуры республики, прокуратур РСФСР и СССР, награж¬дение орденом Трудового Красного Знамени, медалями «Ветеран труда» и «Ветеран прокуратуры», присвоение звания «Заслуженный юрист Респуб¬лики Башкортостан», звания от млад¬шего юриста до старшего советника юстиции наглядно говорят об этом. За время работы в прокуратуре мне довелось вести правовое воспитание населения через СМИ, за что не раз был награждён Почётными грамотами Государственного комитета БАССР по телевидению и радиовещанию, а также редколлегией газеты «Совет¬ская Башкирия».

На всю мою профессиональную деятельность оказали огромное влия¬ние прокуроры республики, под руко¬водством которых я приобрёл опыт и знания.

Первым из них был Александр Аркадьевич Набатов (1944-1950 гг.). Его выдвинули из партийного аппа¬рата — у него было незаконченное высшее юридическое образование и совсем не было практического опыта работы в прокуратуре. Но, несмотря на это, он пользовался значительным авторитетом как среди подчинённых, так и у руководства республики, про¬куратур СССР и РСФСР. Набатов А.А. был очень тактичен с подчинёнными, но при необходимости мог быть и суровым — за допущенные погреш¬ности в работе и личном поведении. Несмотря на большие трудности в послевоенное время с кадрами, большинство из которых составляли демобилизованные фронтовики, как правило, без соответствующих навы-ков и юридического образования, он прилагал большие усилия к повы¬шению их профессиональной ква¬лификации, и этим способствовал стабильности кадров и их продвиже-нию по службе.

Владимир Александрович Сабуров (1954-1964 гг.) — выходец из дво¬рянской семьи. Мать его в 1918 году добровольно передала всю свою недвижимость в доход нового Рос-сийского государства и долгое время работала в секретариате Совнаркома России. Владимир Александрович был высококультурным и тактичным руководителем. Он достойно занимал эту должность на протяжении десяти лет. Но однажды допустил недоста¬точно осмысленное заступничество за тогдашнего заместителя прокурора Туймазинского района, совершившего проступок, связанный с его личной собакой. В газете появилась заметка «У прокурора была собака», которая вызвала резкую негативную реакцию руководства прокуратуры РСФСР, и Сабуров В.А. был освобождён от занимаемой должности.

Михаил Владимирович Яковлев (1964-1977 гг.) — инвалид Великой Отечественной войны, 13 лет руково¬дил республиканской прокуратурой. Казалось, у него врождённый талант прокурора. На редкость общительный, умел контактировать с руководством республики, пользовался авторитетом у руководства РСФСР и СССР. Благо¬даря своей начитанности и глубокому знанию истории органов прокуратуры, он нередко выступал с лекциями на высших курсах по переподготовке руководящих кадров органов проку¬ратуры СССР в Москве. Будучи кан¬дидатом юридических наук, он во многом содействовал продвижению диссертаций на получение учёных степеней прокурорских работников (Л.Л. Каневского, Ф.Г. Гилязева, впо-следствии перешедших на препода¬вательскую работу на юридический факультет БГУ). Добросердечный по натуре, в нужных ситуациях он умел проявлять твёрдость и прин-ципиальность. Уместно вспомнить один эпизод, который мог осложнить его взаимоотношения с отдельными руководителями местной власти. В начале 70-х годов прошлого века про-куратурой республики расследовалось уголовное дело в отношении дирек¬тора совхоза «8 марта» Бакалинского района Овчаренко, допустившего зло¬употребление служебным положением в корыстных целях. В процессе след¬ствия было установлено, что услугами этого директора нередко пользовался тогдашний секретарь обкома КПСС Комиссаров, который пытался вли¬ять на ход следствия в защиту Овча¬ренко и, казалось, небезуспешно... По окончании следствия тогдашний заместитель прокурора БАССР (не буду называть его фамилию) отказался утвердить обвинительное заключе¬ние для направления в Верховный суд БАССР. По просьбе следователя дело прокурору Яковлеву М.В. доложил я (он в тот момент находился в больнице на лечении). Он утвердил обвинительное заключение. Впослед¬ствии Верховный суд БАССР приго¬ворил Овчаренко к длительному сроку лишения свободы. Спустя непродол¬жительное время за заступничество за расхитителя государственной соб¬ственности был освобождён от долж¬ности и Комиссаров. Умер Михаил Владимирович в 1977 году, по суще¬ству на рабочем посту.

Иван Тимофеевич Филатов (1977— 1986 гг.) — прокурор с большим про¬фессиональным стажем. Инвалид Великой Отечественной войны, начал свою трудовую деятельность сле-дователем районной прокуратуры в 1945 году. Имея большой практиче¬ский опыт, он со всей прокурорской требовательностью добивался от каж¬дого работника тщательного исполне¬ния служебных обязанностей. Эти его качества плодотворно сказывались на слаженной работе аппарата, а также на деятельности городских и район¬ных прокуратур. Он умел вовремя заметить положительные качества каждого работника. По его ходатай¬ствам десятки человек получили зва¬ния заслуженного юриста РФ и РБ, награждены почётными грамотами руководства республики. Умер Иван Тимофеевич в 1986 году в своем рабо¬чем кабинете.

версия для печати