• КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
  • +7 (347) 272-71-42 Дежурный прокурор
    • +7 (347) 272-71-42Дежурный прокурор
    • +7 (347) 276-35-78Пресс-служба
    • +7 (347) 273-62-21Канцелярия

Обзор кассационной практики по уголовным делам Верховного суда РБ за третий квартал 2011 года

Судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда РБ в третьем квартале 2011 года рассмотрено 1004 уголовных дела в отношении 1819 лиц. В связи с нарушениями уголовного и уголовно-процессуального закона, неправильным применением положений действующего законодательства кассационной инстанцией пересмотрены приговоры в отношении 389 осужденных, из которых в отношении 355 осужденных ошибки судом устранены прокурорами, своевременно обжаловавшими незаконные приговоры в кассационном порядке.

Так, в связи с неправильным применением уголовного закона в третьем квартале 2011 года судебной коллегией по доводам кассационных представлений прокуроров пересмотрены приговоры:

1. Приговором Шаранского районного суда осуждены: С. по ст.ст.33 ч.4, 30 ч.3, 158 ч.2 п.п."а,б" УК РФ, ст.150 ч.2 УК РФ, на основании ст.69 ч.3 УК РФ по совокупности преступлений к 1 году 2 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год; С. по ст.ст.30 ч.3, 158 ч.2 п.п."а,б" УК РФ к обязательным работам сроком на 60 часов.

С. признана виновной в подстрекательстве своего несовершеннолетнего сына С. к совершению кражи имущества ООО "Шаранагрогаз", группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение, которая им не была доведена до конца по независящим от него обстоятельствам, в связи с задержанием на месте преступления, а, кроме того, мать С. осуждена за вовлечение сына в совершение кражи.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РБ приговор в отношении матери и сына изменила, исключила из обвинения квалифицирующий признак, предусмотренный п."а" ч.2 ст.158 УК РФ – совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, снизив обоим осужденным наказание, по следующим основаниям.

В соответствии с п.8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 29 от 27.12.2002 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое", если организатор, подстрекатель или пособник непосредственно не участвовал в совершении хищения чужого имущества, содеянное исполнителем преступления не может квалифицироваться как совершенное группой лиц по предварительному сговору. В этих случаях в силу части третьей ст.34 УК РФ действия организатора, подстрекателя или пособника следует квалифицировать со ссылкой на ст.33 УК РФ.

С учетом данных разъяснений действия матери С., которая подстрекала сына к совершению кражи, а также действия сына С., пытавшегося совершить кражу имущества ООО "Шаранагрогаз", неправильно квалифицированы по признаку группой лиц по предварительному сговору, поскольку согласно материалам уголовного дела родительница в совершении кражи непосредственного участия не принимала.

2. Приговором Салаватского городского суда осужден Г. по ст.158 ч.1 УК РФ (6 эпизодов), ст.ст.30 ч.3, 158 ч.1 УК РФ, ст.158 ч.2 п."г" УК РФ (2 эпизода), ст.158 ч.2 п."в" УК РФ, на основании ст.69 ч.2 УК РФ по совокупности преступлений к 4 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Г. признан виновным в совершении 6 эпизодов хищения чужого имущества, 2 эпизодах хищения имущества из сумок потерпевших, хищении имущества Акрамова с причинением ему значительного материального ущерба и покушении на кражу имущества ООО "Аир".

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РБ приговор в отношении Г. изменила, исключила из обвинения эпизод кражи имущества у потерпевшей Хлюстовой, предусмотренный ст.158 ч.2 п."г" УК РФ и прекратила уголовное дело в этой части, снизив окончательное наказание до 4 лет 2 месяцев лишения свободы, указав следующее.

Исходя из судебной практики и действующего уголовного законодательства, под предметом хищения понимается не любой объект права собственности, а лишь такой, который обладает:

1) вещным признаком, т.е. имеет определенную физическую форму;

2) экономическим признаком, т.е. обладает объективной экономической ценностью;

3) юридическим признаком, т.е. является для виновного чужим.

Согласно материалам уголовного дела осужденный "незаметно для потерпевшей Хлюстовой подошел к ней и через открытый замок-молнию сумки, тайно похитил пенсионное удостоверение, проездную карту, кассовый чек, после чего с похищенным имуществом скрылся, распорядившись им по своему усмотрению".

Ни органами следствия, ни судом стоимость похищенного имущества и соответственно материальный ущерб, причинный потерпевшей, не установлены, следовательно, отсутствует и экономический признак хищения, что свидетельствует и об отсутствии состава преступления, предусмотренного ст.158 УК РФ в действиях Горбунова по данному эпизоду.

3. Приговором Калининского районного суда г.Уфы осужден Р. по ст.228 ч.1 УК РФ к 180 часам обязательных работ.

Р. признан виновным в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта наркотического средства, содержащего героин в крупном размере, массой 0,950 грамма.

Судебная коллегия по уголовным делам приговор в отношении Р. изменила, переквалифицировала его действия на неоконченное преступление, предусмотренное ч.3 ст.30 и ч.1 ст.228 УК РФ, снизив наказание до 160 часов обязательных работ по следующим основаниям.

В соответствии с ч.3 ст.30 УК РФ покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Согласно материалам уголовного дела в отношении Р. правоохранительными органами проводилось оперативно-розыскное мероприятие "наблюдение", поскольку по имевшейся у них информации он должен был забрать из тайника наркотическое средство. После того как Р. забрал наркотическое средство он был задержан сотрудниками правоохранительных органов и героин изъят из его незаконного владения.

При таких обстоятельствах квалификация действий Р. как оконченное преступление является неверной, поскольку его действия, направленные на приобретение и хранение наркотического средства были пресечены правоохранительными органами и, таким образом, не были доведены до конца по независящим от него обстоятельствам.

4. Приговором Иглинского районного суда осужден О. по ст.158 ч.2 п.п."а,б" УК РФ, по ст.158 ч.3 п."а" УК РФ (4 эпизода), на основании ст.69 ч.3 УК РФ по совокупности преступлений к 3 годам лишения свободы, в соответствии со ст.69 ч.5 УК РФ по совокупности с наказанием по предыдущему приговору окончательно назначено 3 года 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

О. признан виновным в тайном хищении имущества Иглинского райпо на сумму 14571 рубль, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение, а также в 4 эпизодах тайного хищения имущества граждан: Малышевой на сумму 195 рублей, Койчевой на сумму 1178 рублей, Орловой на сумму 50 рублей, Трофимова на сумму 708 рублей, с незаконным проникновением в жилища потерпевших.

Судебная коллегия по уголовным делам приговор в отношении О. изменила, прекратила уголовное преследование по 2 эпизодам преступления, предусмотренного ст.158 ч.3 п."а" УК РФ по фактам краж имущества у потерпевших Малышевой и Орловой, в связи с отсутствием состава преступления в его действиях ввиду малозначительности ущерба, снизив наказание по совокупности преступлений окончательно до 2 лет 9 месяцев лишения свободы.

Судебная коллегия указала, что согласно ч.2 ст.14 УК РФ не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

Из материалов уголовного дела видно, что осужденный совершал кражи имущества потерпевших с незаконным проникновением в их садовые дома, являющиеся жилищем.

Так, из садового дома Малышевой осужденный похитил мужские трико, футболку и одеколон на общую сумму 195 рублей, а из садового дома Орловой мужские калоши на сумму 50 рублей.

Данные действия хотя и содержат признаки преступления – кражи, с незаконным проникновением в жилище, но в силу малозначительности причиненного ущерба не представляют общественной опасности, в связи с чем уголовное преследование в отношении О. частично прекращено.

5. Приговором Октябрьского районного суда г.Уфы осужден П. по ст.264 ч.5 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с лишением права управления транспортными средствами на срок 3 года, на основании ст.74 ч.4 УК РФ отменено условное осуждение по предыдущему приговору и в соответствии со ст.70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено 4 года лишения свободы в воспитательной колонии.

П. признан виновным в том, что управляя автомобилем, не имея водительского удостоверения и документов на него, нарушил правила дорожного движения, выехал на перекресток дорог на запрещающий сигнал светофора с превышением установленной скорости и совершил столкновение с другими автомобилями, в результате чего двое потерпевших скончались от полученных телесных повреждений на месте происшествия, а одному причинен тяжкий вред здоровью.

Судебная коллегия по уголовным делам приговор отменила ввиду неправильного применения уголовного закона, повлекшего назначение виновному мягкого наказания и направила уголовное дело на новое судебное рассмотрение.

В соответствии с ч.2 ст.45 УК РФ наказание в виде лишения права заниматься определенной деятельностью применяется как в качестве основного, так и дополнительного вида наказания.

Согласно п. 41 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 2 от 11.01.2007 "О практике назначения судами РФ уголовного наказания" если подсудимый признается виновным в совершении нескольких преступлений, то в соответствии со ст.69 УК РФ и п. 4 ч.1 ст.308 УПК РФ в резолютивной части приговора надлежит указывать вид и размер назначенных основного и дополнительного наказаний отдельно за каждое преступление и окончательную меру наказания по совокупности преступлений.

В п.48 того же Постановления Пленума обращено внимание судов на необходимость четких формулировок в резолютивной части приговора по вопросам, связанным с назначением наказания. Во всех случаях наказание должно быть определено таким образом, чтобы не возникало никаких сомнений при его исполнении. В резолютивной части приговора должны быть указаны: вид и размер основного и дополнительного наказаний, назначенных подсудимому за каждое из совершенных преступлений; окончательное наказание по совокупности преступлений или приговоров.

Как видно из приговора, суд назначил осужденному за совершенное им преступление, предусмотренное ст.264 ч.5 УК РФ, основное наказание в виде лишения свободы и дополнительное в виде лишения права управления транспортным средством на определенный срок, которое является обязательным в соответствии с санкцией статьи.

Между тем, назначая П. окончательное наказание по совокупности приговоров, дополнительное наказание, назначенное за преступление, предусмотренное ст.264 ч.5 УК РФ, осужденному не присоединил, чем нарушил требования уголовного закона.

Данное нарушение повлекло назначение виновному мягкого наказания, поскольку дополнительное наказание, являющееся обязательным, ему не было назначено.

Ввиду нарушений уголовно-процессуального закона, несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда РБ по доводам кассационных представлений прокуроров пересмотрены следующие приговоры.

1. Приговором Уфимского районного суда осужден Ф. по ст.111 ч.4 УК РФ к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Ф. признан виновным в том, что в ходе ссоры с братом, находясь в состоянии алкогольного опьянения, нанес последнему удары рукой и сковородкой по голове, причинив тяжкий вред здоровью, повлекший по неосторожности смерть потерпевшего.

Судебная коллегия приговор отменила и направила уголовное дело на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии с ч.4 ст.380 УПК РФ приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, если выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности осужденного, на правильность применения уголовного закона или определение меры наказания.

Действия виновного судом квалифицированы по ст.111 ч.4 УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

Между тем, обосновывая квалификацию действий осужденного, суд в описательно-мотивировочной части приговора указал, что "вина Ф. в неосторожном причинении смерти потерпевшему установлена и выражается в том, что он умышленно причиняя тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека, допускает преступную неосторожность к смертельному исходу. Ф. должен был и мог предвидеть наступление тяжких последствий, нанося удары сковородкой в жизненно-важный орган – область головы потерпевшего".

Таким образом, суд сделал вывод о совершении виновным преступления, предусмотренного ст.109 УК РФ, т.е. причинении им смерти потерпевшему по неосторожности, что противоречит фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом.

Допущенное судом противоречие влияет на решение вопроса о виновности Ф. и правильности применения уголовного закона.

2. Приговором Бирского районного суда осуждена Т. по ст.292 ч.1 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 6 месяцев.

Т. признана виновной в совершении служебного подлога, т.е. внесении в официальные документы (акт приемки выполненных работ) заведомо ложных сведений, искажающих их действительное содержание, а именно умышленно занизила коэффициент калькулирования монтажных работ и стоимость выполненных работ, израсходовав денежные средства по своему усмотрению.

Судебная коллегия приговор отменила, направив уголовное дело на новое судебное рассмотрение, поскольку суд не выполнил требования уголовно-процессуального закона и не опроверг доводы осужденной.

Согласно п.2 ст.307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать, в том числе доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в Постановлении Пленума Верховного суда РФ № 1 от 29.04.1996 "О судебном приговоре" суду в приговоре необходимо привести всесторонний анализ доказательств, на которых основаны выводы, при этом должны получить оценку все доказательства, как уличающие, так и оправдывающие подсудимого. В описательно-мотивировочной части приговора должно быть также отражено отношение подсудимого к предъявленному обвинению и дана оценка доводам, приведенным им в свою защиту. В случае изменения подсудимым показаний, данных им при производстве дознания или предварительного следствия, суд обязан тщательно проверить те и другие его показания, выяснить причины изменения показаний и дать им оценку в совокупности с иными собранными по делу доказательствами.

Вопреки вышеизложенным требованиям суд при постановлении приговора в отношении Т. какой-либо анализ доказательствам не сделал, доводы осужденной не опроверг.

Так, органами следствия Т. обвинялась в совершении 6 эпизодов преступления, предусмотренного ст.159 ч.3 УК РФ.

Признав данную квалификацию неверной, суд ограничился в приговоре лишь перечислением доказательств, а именно изложил показания допрошенных в судебном заседании потерпевшего, свидетелей, раскрыл содержание письменных материалов уголовного дела. После этого суд сделал вывод, что квалификацию, данную органами следствия, он считает неверной и полагает необходимым квалифицировать действия виновной по ст.292 УК РФ, поскольку собранные по делу доказательства свидетельствуют о совершении виновной именно этого преступления.

Несмотря на непризнание Т. своей вины в полном объеме, какой-либо оценки ее доводам суд в приговоре не дал и ее показания не опроверг, хотя она утверждала, что никаких преступных действий не совершала и просила ее оправдать.

Более того, в ходе рассмотрения дела было допущено нарушение прав Т. на защиту, выразившееся в том, что ее защитник, вопреки воле своей подзащитной, занял в прениях позицию, противоречащую позиции доверителя, пояснив в прениях, что правильной будет квалификация ее действий по ст.292 УК РФ, а не предъявленная следствием.

Тем самым адвокат нарушил ст.9 Кодекса профессиональной этики адвоката, согласно которой адвокат не вправе занимать по делу позицию, противоположную позиции доверителя, и действовать вопреки его воле, за исключением случаев, когда адвокат-защитник убежден в наличии самооговора своего подзащитного. Данное нарушение является безусловным основанием для отмены приговора.

3. Приговором Кировского районного суда г.Уфы осужден П. за совершение 19 эпизодов преступления, предусмотренного различными пунктами части 2 статьи 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы за каждое преступление, на основании ст.69 ч.2 УК РФ по совокупности преступлений к 3 годам лишения свободы, в соответствии со ст.70 УК РФ по совокупности приговоров к 3 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

П. признан виновным в совершении 8 краж чужого имущества с незаконным проникновением в помещение и с причинением значительного ущерба потерпевшим; 6 краж имущества с незаконным проникновением в помещение; 5 краж имущества с причинением значительного ущерба потерпевшим.

Судебная коллегия по уголовным делам приговор отменила, направив уголовное дело на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии с п.4 ч.1 ст.308 УПК РФ в резолютивной части обвинительного приговора должны быть указаны вид и размер наказания, назначенного подсудимому за каждое преступление, в совершении которого он признан виновным.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п.1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 20 от 29.10.2009 "О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания", при индивидуализации уголовного наказания суды в соответствии с ч.3 ст.60 УК РФ должны учитывать характер и степень общественной опасности совершенного преступления. Характер общественной опасности преступления определяется в соответствии с законом с учетом объекта посягательства, формы вины и категории преступления (статья 15 УК РФ), а степень общественной опасности преступления - в зависимости от конкретных обстоятельств содеянного, в частности от размера вреда и тяжести наступивших последствий, степени осуществления преступного намерения, способа совершения преступления, роли подсудимого в преступлении, совершенном в соучастии, наличия в содеянном обстоятельств, влекущих более строгое наказание в соответствии с санкциями статей Особенной части УК РФ.

В резолютивной части приговора суд признал П. виновным в совершении 8 эпизодов преступления, предусмотренного ст.158 ч.2 п.п."б,в" УК РФ, 6 эпизодов преступления, предусмотренного ст.158 ч.2 п."б" УК РФ и 5 эпизодов преступления, предусмотренного ст.158 ч.2 п."в" УК РФ и за каждое из них назначил наказание в виде 2 лет лишения свободы.

Между тем, осужденным совершены 19 эпизодов краж чужого имущества с различными квалифицирующими признаками, тогда как наказание за все преступления ему назначено одинаковое в виде 2 лет лишения свободы.

Таким образом, суд не индивидуализировал наказание виновному по каждому из совершенных преступлений с учетом характера и степени общественной опасности деяний, что явилось основанием для отмены приговора.

4. Приговором Кировского районного суда г.Уфы осужден Т. по ст.228 ч.2 УК РФ к 3 годам 4 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Т. признан виновным в незаконном хранении наркотического средства – метанон без цели сбыта, в особо крупном размере общей массой 1,93 грамма.

Судебная коллегия по уголовным делам приговор отменила и направила уголовное дело на новое судебное рассмотрение ввиду допущенных судом многочисленных нарушений уголовно-процессуального закона и процедуры судопроизводства.

Так, в соответствии с ч.3 ст.240 УПК РФ приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании. При этом все действия по исследованию доказательств должны быть отражены в протоколе судебного заседания.

Как усматривается из протокола судебного заседания, в нем отражено, что "государственный обвинитель оглашает доказательства обвинения" и "судом изучаются материалы уголовного дела". Однако сведения об исследовании конкретных материалов со ссылками на листы уголовного дела в протоколе отсутствуют и невозможно установить, какие именно доказательства были исследованы в ходе судебного разбирательства.

В соответствии со ст.293 УПК РФ после окончания прений сторон председательствующий предоставляет подсудимому последнее слово.

Если участники прений сторон или подсудимый в последнем слове сообщат о новых обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, или заявят о необходимости предъявить суду для исследования новые доказательства, то суд вправе возобновить судебное следствие. По окончании возобновленного судебного следствия суд вновь открывает прения сторон и предоставляет подсудимому последнее слово (ст.294 УПК РФ).

Данные требования уголовно-процессуального закона при проведении прений сторон и предоставлении подсудимому последнего слова были нарушены.

Так, в судебном заседании 27.01.2011 после окончания прений по ходатайству подсудимого суд предоставил ему возможность подготовиться к выступлению с последним словом и отложил судебное разбирательство на 02.02.2011.

В день, когда должно было состояться последнее слово подсудимого, в судебное заседание не явился государственный обвинитель. Однако, после открытия судебного заседания, адвокатом виновного заявлено ходатайство об отложении судебного разбирательства в связи с необходимостью допроса свидетеля, который может сообщить данные, свидетельствующие о невиновности подсудимого.

Заявленное адвокатом ходатайство судом рассмотрено и вынесено решение об отказе в его удовлетворении, что говорит о возобновлении судебного следствия. Однако далее, суд без проведения прений сторон, предоставил подсудимому последнее слово и удалился в совещательную комнату, тем самым нарушив процедуру судопроизводства.

Кроме того, подобными действиями суд допустил и нарушение принципа состязательности сторон, закрепленного в ст.15 УПК РФ, в соответствии с которым стороны обвинения и защиты равноправны перед судом. При этом, согласно ст.246 УПК РФ участие в судебном разбирательстве обвинителя обязательно.

Рассмотрев ходатайство адвоката подсудимого о допросе свидетеля, и приняв по нему конкретное решение, мнение государственного обвинителя по заявленному ходатайству суд не выслушал, чем нарушил принцип состязательности сторон.

версия для печати