• КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
  • +7 (347) 272-71-42 Дежурный прокурор
    • +7 (347) 272-71-42Дежурный прокурор
    • +7 (347) 276-35-78Пресс-служба
    • +7 (347) 273-62-21Канцелярия

Обзор кассационной практики по уголовным делам Верховного суда РБ

Судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда РБ за 5 месяцев 2012 года с участием прокуроров рассмотрено 1799 уголовных дел по кассационным жалобам и представлениям участников уголовного судопроизводства. Всего кассационной инстанцией пересмотрены приговоры в отношении 819 лиц, из которых в отношении 764 осужденных ошибки, допущенные судами при вынесении приговоров, выявлены государственными обвинителями, своевременно обжаловавшими незаконные приговоры в кассационном порядке.

I. В связи с неправильным применением уголовного закона судебной коллегией по доводам кассационных представлений прокуроров пересмотрены приговоры по следующим основаниям.
Неправильное назначение наказания в виде штрафа явилось основанием для отмены приговора ввиду мягкости наказания.
Приговором Хайбуллинского районного суда осуждены А. и Я. по ст.158 ч.2 п.п."а,в" УК РФ к штрафу в размере 3000 рублей каждому.
А. и Я. признаны виновными в тайном хищении 20 голов овец, группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба потерпевшему К. на общую сумму 51500 рублей.
Согласно ч.2 ст.46 УК РФ штраф устанавливается в размере от пяти тысяч до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух недель до пяти лет.
Санкция ч.2 ст.158 УК РФ предусматривает назначение наказания за данное преступление, в том числе, штрафа в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев.
Придя к выводу о возможности назначения виновным наказания, не связанного с лишением свободы, суд определил обоим наказание в виде штрафа в сумме 3000 рублей, что ниже санкции статьи. При этом положения ст.64 УК РФ, т.е. назначение наказания ниже низшего предела, судом не применялись, ссылка на нее в приговоре отсутствует.
Таким образом, неправильно применив уголовный закон, суд назначил виновным мягкое наказание.
На основании изложенного, судебная коллегия приговор в отношении А. и Я. отменила по доводам кассационного представления и направила уголовное дело на новое судебное рассмотрение.
При рассмотрении вопроса об отмене условного осуждения суд не учел изменения в Уголовный кодекс РФ, что явилось основанием для отмены приговора.
Приговором Октябрьского районного суда г.Уфы осужден С. по ст.158 ч.2 п."в" УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, на основании ст.74 ч.5 УК РФ отменено условное осуждение по предыдущему приговору и в соответствии со ст.70 УК РФ по совокупности приговоров назначено 2 года 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.
С. признан виновным в краже сотового телефона Д., с причинением значительного материального ущерба потерпевшему на сумму 3550 рублей.
В соответствии с ч.4 ст.74 УК РФ в случае совершения условно осужденным в течение испытательного срока умышленного преступления небольшой или средней тяжести вопрос об отмене или о сохранении условного осуждения решается судом. Данные изменения внесены в Уголовный кодекс РФ 07.03.2011Федеральным законом №26-ФЗ.
В прежней редакции ст.74 УК РФ условное осуждение судом безусловно отменялось в случае совершения условно осужденным в течение испытательного срока умышленного преступления средней тяжести, умышленного тяжкого или особо тяжкого преступления.
Последний приговор в отношении С. постановлен судом 02.09.2011 за преступление, совершенное 27.12.2010.
Поскольку, в соответствии со ст.10 УК РФ уголовный закон имеет обратную силу, если он устраняет преступность деяния, смягчает наказание или иным образом улучшает положение лица, то на момент постановления приговора в отношении С. суд должен был применить Федеральный закон №26-ФЗ от 07.03.2011 и решить вопрос об отмене или сохранении условного осуждения на основании ч.4 ст.74 УК РФ, а не ч.5 ст.74 УК РФ, которая ухудшает положение осужденного.
Выводы суда об отмене либо о сохранении условного осуждения должны быть мотивированы в приговоре с учетом требований ст.307 УПК РФ.
В связи с этим, судебная коллегия приговор в отношении С. отменила ввиду неправильного применения уголовного закона и направила уголовное дело на новое судебное рассмотрение, удовлетворив кассационное представление гособвинителя.

Необоснованное применение положений ст.69 ч.5 УК РФ при сложении наказаний по двум приговорам повлекло изменение приговора.
Приговором Советского районного суда г.Уфы осужден М. по ст.228 ч.1 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы, на основании ст.69 ч.5 УК РФ по совокупности преступлений назначено 4 года 2 месяца лишения свободы, в соответствии со ст.73 УК РФ условно с испытательным сроком 3 года.
М. признан виновным в незаконном приобретении и хранении наркотического средства, содержащего метилендиоксипировалерон, в крупном размере массой 1,23 грамма.
В пункте 43 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11.01.2007 №2 "О практике назначения судами РФ уголовного наказания" судам разъяснено, что при условном осуждении по второму приговору за преступление, совершенное до провозглашения первого приговора, по которому также было применено условное осуждение, суд в резолютивной части второго приговора должен указать на самостоятельность исполнения указанных приговоров, поскольку испытательный срок, устанавливаемый при условном осуждении, не является наказанием и не может быть ни поглощен более длительным испытательным сроком, ни частично или полностью сложен.
Из материалов дела следует, что М. судим 20.04.2011 по ст.ст.30 ч.3, 228.1 ч.1 УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года.
Последним приговором М. осужден за преступление, предусмотренное ст.228 ч.1 УК РФ, которое им совершено 22.03.2011, т.е. до постановления приговора от 20.04.2011.
Исходя из требований закона и разъяснений Постановления Пленума, суд не вправе был назначать осужденному наказание на основании ст.69 ч.5 УК РФ, т.е. по совокупности преступлений по первому и второму приговорам, а должен был указать о самостоятельном исполнении приговора от 20.04.2011.
В связи с изложенным, судебная коллегия приговор в отношении М. изменила по доводам кассационного представления, исключила применение ст.69 ч.5 УК РФ, указав о самостоятельном исполнении приговора от 20.04.2011 и определив за преступление, предусмотренное ст.228 ч.1 УК РФ, наказание в виде 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

Неправильная квалификация действий виновного явилась основанием для изменения приговора и снижения осужденному наказания.
Приговором Орджоникидзевского районного суда г.Уфы осужден П. по ст.158 ч.2 п.п."б,в" УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, на основании ст.70 УК РФ по совокупности приговоров назначен 1 год 7 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
П. признан виновным в том, что находясь в гостях у своего знакомого, воспользовавшись отсутствием внимания со стороны Я. поскольку последний уснул, взломал замок двери комнаты родителей Я., куда незаконно проник и похитил из морозильной камеры продукты на общую сумму 8160 рублей, причинив потерпевшей значительный материальный ущерб.
Органами предварительного следствия действия П. квалифицированы как кража с незаконным проникновением в помещение, с причинением значительного ущерба потерпевшему, с чем судебная коллегия не согласилась по следующим основаниям.
Согласно примечанию к ст.158 УК РФ под помещением понимаются строения и сооружения независимо от форм собственности, предназначенные для временного нахождения людей или размещения материальных ценностей в производственных или иных служебных целях.
Исходя из обстоятельств дела кража совершена из комнаты, куда осужденный незаконно проник, взломав замок двери. Данная комната является жилым помещением, а не просто помещением, понятие которого раскрывается в примечании к ст.158 УК РФ.
Однако квалифицирующий признак, предусмотренный п."а" ч.3 ст.158 УК РФ следствием П. не был вменен, а предусмотренный п."б" ч.2 ст.158 УК РФ в его действиях отсутствует.
Таким образом, судебная коллегия приговор в отношении П. изменила по доводам кассационного представления гособвинителя, исключила квалифицирующий признак незаконного проникновения в помещение, предусмотренный п."б" ч.2 ст.158 УК РФ, снизив осужденному наказание.

Неустановление органами следствия и судом обстоятельств приобретения наркотического средства послужило основанием для изменения приговора и исключения данного квалифицирующего признака.
Приговором Бирского районного суда осуждены: И. по ст.228 ч.1 УК РФ к 2 годам 7 месяцам лишения свободы в колонии-поселении; Н. по ст.228 ч.1 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ст.73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года.
И. признан виновным в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта наркотического средства каннабис (марихуана) в крупном размере массой 7,522 грамма; Н. в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта наркотического средства каннабис (марихуана) в крупном размере массой 30,341 грамма.
В соответствии с ч.1 п.1 ст.73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежит доказыванию событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления).
Эти же обстоятельства должны быть отражены в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора, которая, согласно п.1 ст.307 УПК РФ, должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.
Ни органами предварительного следствия, ни судом данные требования уголовно-процессуального закона не выполнены.
Согласно материалам уголовного дела И. и Н. в период времени до 02 ноября 2008 в неустановленном месте при неустановленных следствием обстоятельствах путем сбора листьев и верхушечной части растений конопля незаконно приобрели соответственно 7,522 грамма и 30,341 грамма наркотического средства, которое впоследствии изъято в ходе обысков в жилище и в салоне автомашины.
Данные действия виновных органами предварительного следствия квалифицированы как незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотического средства в крупном размере, с чем необоснованно согласился и суд при рассмотрении дела по существу.
В нарушение требований уголовно-процессуального закона обстоятельства приобретения И. и Н. наркотического средства, а именно место, способ и другие обстоятельства совершения преступления, кроме примерного времени сбора конопли, не установлены и в приговоре не приведены.
Данное обстоятельство свидетельствует об отсутствии в действиях осужденных квалифицирующего признака "незаконное приобретение" наркотического средства, на что обращено внимание гособвинителем в кассационном представлении, которое судебная коллегия удовлетворила, приговор в отношении И. и Н. изменила, исключила из описательно-мотивировочной части указание суда на совершение осужденными незаконного приобретения без цели сбыта наркотического средства, однако назначенное наказание посчитала возможным оставить без изменения.

II. Ввиду нарушений уголовно-процессуального закона, несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда РБ по доводам кассационных представлений прокуроров пересмотрены следующие приговоры.
Нарушение уголовно-процессуального закона при вынесении приговора при наличии сомнений во вменяемости осужденного повлекло отмену приговора.
Приговором Салаватского городского суда осужден Х. по ст.135 ч.3 УК РФ к 8 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
Х. признан виновным в том, что будучи лицом, достигшим 18-летнего возраста, совершил развратные действия без применения насилия в отношении Х., не достигшей двенадцатилетнего возраста.
Согласно п.3 ст.196 УПК РФ назначение и производство судебной экспертизы обязательно, если необходимо установить психическое или физическое состояние подозреваемого, обвиняемого, когда возникает сомнение в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве.
В случаях, предусмотренных п.16 ч.1 ст.299 УПК РФ, при постановлении приговора в совещательной комнате суд обсуждает вопрос о вменяемости подсудимого, если данный вопрос возникал в ходе предварительного расследования или судебного разбирательства.
В материалах дела имеются сведения о том, что Х. длительное время с 1994 года состоял на учете в психоневрологическом диспансере вследствие своего психического заболевания, является невоеннообязанным, а также инвалидом 3 группы. В связи с этими данными возникают сомнения в его вменяемости.
Между тем в ходе предварительного следствия экспертиза по установлению психического состояния обвиняемого, несмотря на наличие сведений о заболевании Х., не назначалась и не проводилась.
Учитывая данные о личности подсудимого, в ходе разбирательства дела суду необходимо было обсудить вопрос о вменяемости Х. и разрешить его при вынесении приговора, чего также сделано не было.
Судебная коллегия отменила приговор в отношении Х. по доводам кассационного представления и направила уголовное дело на новое судебное рассмотрение.

Отсутствие заявления потерпевшего о привлечении к уголовной ответственности по делу частного обвинения явилось основанием для частичной отмены приговора.
Приговором Октябрьского районного суда г.Уфы осужден Г. по ст.111 ч.1 УК РФ к 2 годам лишения свободы, ст.115 ч.1 УК РФ к штрафу в размере 15000 рублей, на основании ст.69 ч.3 УК РФ по совокупности преступлений путем полного сложения назначено 2 года лишения свободы в исправительной колонии общего режима со штрафом 15000 рублей. Штраф постановлено исполнять самостоятельно.
Г. признан виновным в том, что из личных неприязненных отношений ударил ножом в живот П., причинив ему тяжкий вред здоровью и удар ножом в живот К., причинив ему легкий вред здоровью.
Согласно ч.2 ст.20 УПК РФ уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч.1 ст.115 УК РФ, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой настоящей статьи, и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым.
Из материалов уголовного дела следует, что дело в отношении Г. возбуждено по ст.111 ч.1 УК РФ по факту причинения им тяжких телесных повреждений П. Сведений, что дело возбуждено и по факту причинения легкого вреда здоровью К., в постановлении не содержится. Сам потерпевший К. с заявлением о привлечении Г. к уголовной ответственности не обращался ни в суд, ни в правоохранительные органы.
Впоследствии Г. предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ст.111 ч.1 и ст.115 ч.1 УК РФ.
В судебное заседание потерпевший К. не явился и суд огласил его показания, данные в ходе предварительного следствия, из которых не видно, чтобы он делал заявление о привлечении Г. к уголовной ответственности.
Таким образом, в материалах дела отсутствуют сведения о возбуждении дела частного обвинения в соответствии с требованиями закона, на что обращено внимание гособвинителя в кассационном представлении.
При таких обстоятельствах судебная коллегия приговор в отношении Г. в части его осуждения по ст.115 ч.1 УК РФ отменила, дело производством прекратила в связи с отсутствием заявления потерпевшего, исключила указание о назначении наказания в соответствии со ст.69 ч.3 УК РФ, оставив без изменения приговор в части осуждения по ст.111 ч.1 УК РФ к 2 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Нарушение правил подсудности рассмотрения уголовного дела явилось основанием для отмены судебного решения.
Приговором Ишимбайского городского суда осужден Н. по ст.145.1 ч.1 УК РФ к штрафу в размере 10 000 рублей.
Н. признан виновным в том, что являясь руководителем предприятия, не выплачивал заработную плату свыше 2 месяцев работнику данного предприятия Т. в сумме 39 166, 52 рублей.
В соответствии с принципом уголовного судопроизводства, закрепленным в ч.3 ст.8 УПК РФ, подсудимый не может быть лишен права на рассмотрение его уголовного дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено уголовно-процессуальным кодексом.
Согласно ч.1 ст.31 УПК РФ уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч.1 ст.145.1 УК РФ, подсудны мировому судье, поскольку наказание за данное преступление не превышает трех лет лишения свободы.
Вопреки указанной норме закона уголовное дело в отношении Н. рассмотрено не мировым судьей, а Ишимбайским федеральным городским судом, тем самым нарушена подсудность.
В соответствии со ст.227 УПК РФ по поступившему в суд уголовному делу судья принимает, в том числе, решение о направлении уголовного дела по подсудности, что в данном случае суд не сделал, а рассмотрел уголовное дело по существу, нарушив уголовно-процессуальный закон.
Данное нарушение выявлено гособвинителем и приговор им обжалован в кассационном порядке. Судебная коллегия приговор в отношении Н. отменила по кассационному представлению и направила уголовное дело в Ишимбайский городской суд для выполнения требований п.1 ч.1 ст.227 УПК РФ, т.е. для решения вопроса о направлении уголовного дела по подсудности.

Неправильное указание в приговоре имени осужденного явилось поводом для отмены судебного решения.
Приговором Октябрьского городского суда осужден М. за совершение ряда преступлений, предусмотренных ст.158 УК РФ и преступления, предусмотренного ст.159 ч.2 УК РФ, на основании ст.69 ч.3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно к 3 годам лишения свободы, в соответствии со ст.69 ч.5 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно к 3 годам 1 месяцу лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
М. признан виновным в совершении 5 эпизодов краж чужого имущества, в покушении на кражу имущества с незаконным проникновением в жилище потерпевшего, а также в хищении имущества Шайдуллиной путем обмана.
В соответствии с п.4 ст.304 УПК РФ в вводной части приговора указываются фамилия, имя и отчество подсудимого, дата и место его рождения, место жительства, место работы, род занятий, образование, семейное положение и иные данные о личности подсудимого, имеющие значение для уголовного дела.
Во вводной части приговора указано, что суд рассматривает материалы уголовного дела в отношении М. Давида Левоновича, несмотря на то, что согласно материалам дела обвинение предъявлено М. Карлену Левоновичу, который признан виновным в совершении преступлений и ему же назначено наказание.
Допущенное судом нарушение, выразившееся в неверном указании имени обвиняемого ("Давид" вместо "Карлен"), является основанием для отмены состоявшегося судебного решения, поскольку ставит под сомнение достоверность сведений о лице, в отношении которого рассматривается уголовное дело.
На основании изложенного, судебная коллегия отменила приговор в отношении М. по кассационному представлению и направила уголовное дело на новое судебное рассмотрение.

III. Нередко гособвинители обоснованно реагируют внесением кассационных представлений на приговоры ввиду несправедливости назначенного осужденным наказания по мотивам его мягкости, с чем соглашается и судебная коллегия.
Неназначение осужденному дополнительного наказания, являющегося обязательным, послужило основанием для отмены приговора.
Приговором Октябрьского районного суда г.Уфы осужден Т. по ст.264 ч.3 УК РФ к 3 годам лишения свободы, на основании ст.73 УК РФ условно, с испытательным сроком 3 года.
Т. признан виновным в нарушении правил дорожного движения, в том что управляя грузовым фургоном, совершая маневр поворота, не уступил дорогу пешеходу, переходящему проезжую часть дороги на зеленый сигнал светофора, в результате чего совершил наезд на пешехода, который от полученных телесных повреждений скончался.
В пункте 39 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №2 от 11.01.2007 "О практике назначения судами РФ уголовного наказания" судам разъяснено, что если закон, по которому квалифицировано совершенное преступление, предусматривает обязательное назначение дополнительного наказания, то его неприменение судом допускается лишь при наличии условий, предусмотренных ст.64 УК РФ, и должно быть мотивировано в приговоре со ссылкой на указанную статью.
Деяние, предусмотренное ч.3 ст.264 УК РФ наказывается лишением свободы на срок до 5 лет с лишением права управления транспортным средством на срок до 3 лет, т.е. санкция указанной статьи предусматривает обязательное назначение дополнительного наказания в виде лишения права управления транспортным средством на определенный срок.
Между тем, как видно из приговора суд не назначил Т. дополнительный вид наказания, являющийся обязательным, в виде лишения права управления транспортным средством. При этом суд не сослался в приговоре на какие-либо исключительные обстоятельства, предусмотренные ст.64 УК РФ, наличие которых, с надлежащей мотивировкой в приговоре, могло повлечь неприменение дополнительного наказания.
Изложенное свидетельствует о неправильном применении судом уголовного закона, повлекшим назначение виновному несправедливого мягкого наказания.
Таким образом, судебная коллегия приговор в отношении Т. отменила по доводам кассационного представления и направила уголовное дело на новое судебное рассмотрение.

Без приведения надлежащих мотивов суд необоснованно назначил виновному условное наказание за тяжкое преступление, что явилось основанием для отмены приговора.
Приговором Калтасинского районного суда осужден Ш. по ч.3 ст.30, п."б" ч.2 ст.228.1 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы, на основании ст.73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года.
Ш. признан виновным в покушении на незаконный сбыт наркотического средства – дезоморфин в крупном размере, массой 1,08 грамма в ходе оперативно-розыскного мероприятия "проверочная закупка".
Согласно ч.1 ст.73 УК РФ основанием применения условного осуждения служит установленная судом возможность исправления осужденного без реального отбывания назначенного наказания.
Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 11.01.2007 №2 "О практике назначения судами РФ уголовного наказания" подчеркнул, что назначение условного осуждения должно отвечать целям исправления условно осужденного. Вывод о наличии возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания должен опираться на учет характера и степени общественной опасности совершенного преступления, личности виновного, а также обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание (ч.2 ст.73 УК РФ).
В соответствии с п.12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №1 от 29.04.1996 "О судебном приговоре" в приговоре необходимо указывать, какие обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности подсудимого, а также иные обстоятельства, характеризующие его личность, доказаны при разбирательстве уголовного дела в соответствии с требованиями ст. 73 УПК РФ и учтены судом при назначении наказания.
Преступление, предусмотренное ч.3 ст.30, п."б" ч.2 ст.228.1 УК РФ, в совершении которого Ш. признан виновным, относится к категории особо тяжких преступлений.
При назначении виновному наказания суд учел смягчающими обстоятельствами: признание вины, раскаяние в содеянном, его участие в боевых действиях, отягчающих наказание обстоятельств не установлено. Совокупность данных сведений явилось основанием для назначения Ш. наказания в виде условного лишения свободы.
Между тем, вопреки вышеизложенным требованиям суд, сделав ссылку в приговоре на ст.73 УК РФ, не мотивировал свои выводы о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания и не обосновал его конкретными доказательствами, назначив за особо тяжкое преступление чрезмерно мягкое наказание.
Кроме того, в описательно-мотивировочной части приговора суд указал, что действия Ш. квалифицирует по ч.3 ст.30, 228.12 ч.2 п."б" УК РФ как покушение на незаконный сбыт наркотического средства, совершенное в крупном размере.
Таким образом, действия виновного суд квалифицировал по статье уголовного закона, которая не существует.
На основании изложенного, судебная коллегия приговор в отношении Ш. отменила, направив уголовное дело на новое судебное рассмотрение.
Всего по итогам 2011 года судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда РБ пересмотрены приговоры в отношении 1487 осужденных, в том числе, по кассационным представлениям прокуроров пересмотрены приговоры в отношении 1383 осужденных. Эффективность кассационного реагирования прокуроров на неправосудные приговоры составила 93 %.

версия для печати